Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Коварство англичан...

Николай Курьянчик ©

КОВАРСТВО АНГЛИЧАН И РУССКАЯ СМЕКАЛКА*

На всякую хитрую гайку найдётся болт с обратною резьбою.
механическая мудрость

     Всплытие было внезапным и неизбежным, как ежегодная битва за урожай. Всплыли перед входом в Молуккский пролив при переходе в Индийский океан, потому что по международным правилам проходить его нужно непременно под Государственным флагом. Возможно, мы бы эти правила и послали куда подальше, но мелководье и слишком интенсивное судоходство не позволяли...
     Это было в воскресенье в полдень после долгого подводного перехода. Всплыли – и никакой реакции окружающей среды. Плывёт чёрная современнейшая атомная подводная лодка под Советским Военно-морским флагом среди «торгашей» всех цветов и оттенков, как верблюд по Калининскому проспекту, и – абсолютный ноль внимания. Будто наши атомоходы здесь ежедневно всплывают. Впереди – в виде маленькой точки – еле угадывается обеспечивающий тральщик, защита и охрана беспомощной ПЛ.
     А ведь как готовились! Выход наверх в ограждение рубки – только по жетонам, только десять человек, только с ПДУ, только в тропической форме одежды... Тропическая форма одежды имеет синий цвет и состоит из пилотки с огромным кривым козырьком, куртки с пристёгивающимися погонами и короткими рукавами, а также необъятных шорт. Обувь – дырявые тапочки подводника на босу ногу. Люди, которые придумали такую форму, вряд ли были умственно отсталыми, но в тропиках точно ни разу не были. Тем более – на подводном атомоходе в надводном положении. Ткань плотная и тяжёлая, но весь шарм не в ней, а в советском стандарте. Всё это сшито на каких-то или уже вымерших, или ещё не появившихся советских людей, потому что у нас на лодке не было никого, кому эта форма пришлась бы впору. Когда в первый раз заступающая смена построилась на развод в «тропичке», заулыбался даже прибывший инструктировать и проверять старпом (хотя вообще-то делать это старпому уж совсем ни к чему). Но к форме этой довольно скоро привыкли, подогнали кое-как и перестали ржать друг с друга.
     После всплытия температура в энергетических отсеках сразу же превысила плюс тридцать шесть по Цельсию. Началось интенсивное потовыделение всего, что накопилось за неделю. Всё охлаждение перевели на более современную электронику «люксов», а к приборам управления реактором просто невозможно было прикоснуться. Но они работали! Работали и механики в поте лица и других частей тела.
     Как бы то ни было, но десять жетоно-человек, а следом за ними и замполит с укороченным «Калашниковым», поднялись наверх. Автомат – это чтобы самым радикальным образом предотвратить попытку побега с лодки кого бы то ни было, буде такая ситуация возникнет. Была даже специальная инструкция на этот счёт, если кто не знает...
     Внизу стойко потели и ждали новостей. Часа через два-три должны были прилететь два «Ориона», и подойти противолодочные корабли супостатов; жетоно-человеки сменились уже много раз, замполит с автоматом на шее устал проявлять бдительность и рвение, но беспартийных не было, а коммунисты и комсомольцы не собирались плыть за проходящими мимо иностранными судами наперегонки с акулами. Затем устал разведчик со штатным ФЭДом и трофейной «лейкой». Командир спустился в центральный и начал отрабатывать КБР по атаке надводных целей. Электронные мозги лодки зашкаливало от обилия «целей», торпеды с нормальным зарядом быстро заканчивались (теоретически, конечно), атака повторялась за атакой, но «целей» меньше не становилось. Начали съезжать мозги и у личного состава КБР, а настоящего супостата все не было. Вот это оторвались! Ни шпионы, ни космическая разведка не смогли предсказать и отследить наш переход. А может, мы провалились в «чёрную дыру» и всплыли в другом разумном мире, где нет войн и супостатов? Где нет лилипутских вопросов, с какой стороны разбивать яйцо?..
     Зажаренный на солнце зам, окончательно устав проявлять бдительность и рвение, попытался передать свою функцию вместе с «калашом» особисту, но тот наотрез отказался от чести выполнять замполитовскую версию ситуации «человек за бортом». Категорически отказались и вахтенные офицеры. Зам пошёл и поставил автомат в пирамиду.
     Так прошло почти всё воскресенье. Страсти улеглись. У чрезмерно любопытных появились первые солнечные ожоги: экватор и в Африке экватор, и на нём даже негры чернеют от загара. За разочарованием наступило даже какое-то беспокойство за американцев. Что они, сквозь землю провалились? Или мы опять друзья-союзники? Но тогда – против кого?
     Трезвее всех рассуждали внизу пультовики-управленцы – ум, честь и совесть экипажа: «По воскресеньям они не летают, а отдыхают. По понедельникам до обеда служат, но под руководством капелланов и, следовательно, тоже не летают. Ну, а после обеда прилетят...»
     Так оно и вышло, но заложил нас английский сухогруз (ясно, не задаром). Сначала мы нормально разошлись с ним на встречных курсах, как ни в чём ни бывало. Но потом до флегматичных англичан дошло, с кем они разошлись, и сухогруз лёг на обратный курс, догнал нашу субмарину и открыл сеанс связи. Тут появилась работа и у офицера радиоразведки. Он сказал, что передают информацию про нас, причём открытым текстом. Проделав свою иудину работу, англичанин повернул обратно.
     Часа через три над выдвижными пролетели два долгожданных «Ориона» австралийских ВВС. На обратном пути сбросили по гидроакустическому бую – по носу справа и по корме слева. Работали филигранно, на трёх моторах! Может, и наши так могут? С этого момента по «Орионам» можно было сверять часы: ровно в пятнадцать ноль-ноль нас теперь обкидывали буями.
     Наше появление здесь для американцев явно было неожиданным. В качестве корабля сопровождения с их стороны двое суток шёл целый вертолетоносец «Тарава» – это против нашего-то тральщика! Потом – вплоть до самого погружения – его сменил танко-десантный корабль «Ньюпорт».
     Нащёлкали, напечатали снимков – море. Смотрели в бинокль и в перископ, как американские сержанты гоняют по палубе негров-морпехов. Тоже часы можно сверять. Появились «знакомые» сержанты. Жизнь снова приобретала обыденность. А русская душа всегда любит быструю езду (по Гоголю) и жаждет потехи. Может, и не только русская, но только мы можем находить потеху и устраивать её в таких условиях и ситуациях, где другим (скажем, евреям) и не снилось.
     Перед очередным налетом «Орионов» подняли носовой шпиль. Потом открылась боковая дверь ограждения рубки и из неё вышел боцман Фикус (это не кличка, а упрощённый русский вариант татарского имени), неся в руках блестящую квадратную банку из-под сушек. Море было спокойным – штиль полнейший, солнышко в лёгкой дымке...
     Боцман водрузил банку на шпиль, затем ушёл и появился ещё раз, но уже со шваброй – толстая такая дюралевая ручка у неё была. Швабру эту воткнул в банку и с чувством исполненного долга и личного достоинства не спеша вернулся в рубку, задраив за собой дверь. Вахтенный офицер скомандовал вниз: «Пошел шпиль... на малой вправо!»
     Шпиль завращался: вместе с банкой и шваброй он преобразился и стал каким-то грозным фантастическим оружием. Потом влево.
     «Орионы» чуть с ума не сошли. Они делали заход за заходом. Пролетали вдоль и поперёк на минимальной высоте и минимальной скорости. Перешли на два мотора и кружились, кружились, кружились... С вахтенного офицера ветром от винтов сдуло за борт тропическую пилотку.
     Командир не выдержал: «Боцман, да убери ты эту хреновину к едреней матери, у них горючее уже на исходе, жалко же дурачков...»
     Боцман быстро, но со скифским величием и спокойствием подошёл к шпилю, выдернул швабру, взял её на плечо, а банку небрежно пнул за борт.
     «Орионы» круто взмыли в небо и на всех четырёх моторах унеслись к солнечной Австралии. Следующие два дня они делали облёт на заоблачной высоте и буёв не кидали. То ли стыдились чего-то, то ли боялись... Кто её поймёт, эту полубелую, получёрную американскую душу?
 
     * из ненапечатанного сборника "Не потонем!"
 

Tags: Николай Курьянчик, военный всхлип, гы-гы, подводные лодки
Subscribe

  • О посадках на аэродром Палана

    продолжение этого, этого и вот этого В дискуссиях о правилах посадки воздушного судна (ВС) в аэропорту Палана с самого начала обсуждений…

  • Метео у Паланы 6 июля

    В дополнение к моей заметке насчёт ветра, который может быть сильно причастен к трагедии Ан-26 RA-26085. Алексей Дунц (закрытый профиль на ФБ)…

  • Windy 6 июля, море у Паланы

    Безотносительно цепочки моих незаконченных размышлений о Палане и судьбе борта RA-26085 имею положить сюда основу для возможных будущих выводов.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • О посадках на аэродром Палана

    продолжение этого, этого и вот этого В дискуссиях о правилах посадки воздушного судна (ВС) в аэропорту Палана с самого начала обсуждений…

  • Метео у Паланы 6 июля

    В дополнение к моей заметке насчёт ветра, который может быть сильно причастен к трагедии Ан-26 RA-26085. Алексей Дунц (закрытый профиль на ФБ)…

  • Windy 6 июля, море у Паланы

    Безотносительно цепочки моих незаконченных размышлений о Палане и судьбе борта RA-26085 имею положить сюда основу для возможных будущих выводов.…