Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

American boy

       Этот рассказик по следам фактических событий я написал, давно, ещё в 2009 году. Почему вдруг вспомнил? Потому что войной сильно попахивает... И в голову лезут всякие невесёлые думы.



AMERICAN BOY

       – Мы целый день торчали на рейде, потому что, как нам объяснили, такой большой корабль в вашем порту просто некуда пришвартовать.
       Что да, то да. Круизный океанский лайнер, набитый иностранными туристами – тысячи три, не меньше. Где его поставить так, чтобы туристы смогли сойти на берег и осчастливить Камчатку пухлой валютой? Говорят, у кого-то из высоких персон вызрела мысль свозить их шлюпками. В итоге после суточного ломания начальственных голов сумели кое-как подпихнуть белоснежного левиафана к стенке Мехзавода, предварительно убив не один час на то, чтобы привести её в хоть какое-то подобие порядка. Жаждущие камчатской экзотики пассажиры, увешанные фото- и видеоаппаратурой, хлынули в Петропавловск Ниагарским водопадом.
       Мы познакомились в магазине компьютерной техники. Я беседовал с коммерческим директором и краем глаза засёк вошедшего иностранца. Нет, на нём, конечно, не было таблички «Foreign tourist». Просто я умею вычленить в толпе иностранца с довольно высокой вероятностью. Даже не могу объяснить как. Вроде, все мы одеты в нерусское, и всякая техника в наших руках (плейеры, мобилы, фотоаппараты и прочее) – тоже не «мэйд ин Раша», но среди камчатской публики я вижу иностранца сразу.
       Высокий, плечистый и мордатый парень лет тридцати с копейками. Короткая стрижка, лицо скуластое, отличный загар и слегка выпирающее пузцо. На жёлтой футболке что-то невзрачное написано мелкими буквами, а под ними крупное «ОК». Парень принялся тщательно изучать содержимое витрин в трёх метрах от нас, и к нему тут же подошёл продавец-консультант. Выяснив, что клиент по-русски ни бэ, ни мэ, консультант беспомощно обратил взор на директора. Я решил прийти на помощь.
       Ну да, конечно... откуда ж у нас такое? Нет, приятель, это не мы свалились с Луны, а вы. То есть, ясный перец, мы говорили не так, но суть именно такая. Ему позарез нужен был блок питания для ноутбука, да такой, чтобы сто десять вольт шестьдесят герц. Я что, не прав насчёт Луны?
       Объяснив парню всю тщетность его надежд, я попрощался с директором и покинул магазин. Вояджер вышел следом, увидел меня и улыбнулся, как старому хорошему приятелю. Я как раз достал сигарету и прикидывал свой маршрут до Комсомольской площади и дальше.
       – Меня зовут Джек.
       – Приятно слышать, – и я чуть не добавил «сэр». У них, вроде, так положено, но какой он мне сэр? – А меня Юрий.
       Мы пожали друг другу руки. Ладонь Джека была тёплая и сильная.
       – У вас красивый город, – сказал он, оголив зубы улыбкой стопроцентного американца.
       – О, да! – ответил я, и сильно при этом покривил душой, ибо не могу сказать, что я в восторге от архитектуры Петропавловска и чистоты его улиц.
       – Спасибо за помощь, – продолжал Джек. – Мой блок питания сгорел, надо новый, а где взять?
       – Здесь – нигде, – заверил его я. – Никто не станет продавать товар, который некому купить. Согласны?
       – Согласен! – он снова улыбнулся. – Попрошу судовых механиков, может быть, смогут починить.
       – Вы с этого туристического лайнера? – спросил я.
       – Ага, – он кивнул. – Я американец, западное побережье.
       – А откуда, если не секрет?
       – Не секрет, – снова улыбнулся он, но на этот раз не старательно, а нормально. – Сан-Диего.
       Хех... Сан-Диего? Ну-ну. Как же, помним. Вероятного противника изучали. Конечно же, недостаточно тщательно, но кое-что в мозгах всё ж отложилось.
       – Я бы хотел ещё купить парочку-другую сувениров. Где я могу это сделать?
       – А тут недалеко. Я покажу. Нам по пути. О’кэй?
       – О’кэй!
       И мы двинулись по улице Советской. Джек оказался любителем поболтать – совсем как я – но общению мешал мой бедный словарный запас. Кроме того, я не успевал за его речью и попросил говорить чуть-чуть помедленнее («если можно, конечно» – «О, да!»).
       – Я познакомился с очаровательной русской леди, её зовут Наташа. Она написала мне свой адрес e-mail и ICQ, обещала написать! К сожалению, ей необходимо было в свой колледж, а мне так хотелось, чтобы она показала мне город!
       «Ну да, конечно», – с сарказмом пробурчал я про себя, а вслух сказал:
       – Мне почему-то кажется, вы моряк.
       – Нет, не моряк, – сообщил он. – Военно-морские силы, но по океанам не плаваю. Хотя служу очень близко к флоту.
       В магазине сувениров я показал ему, что стоит купить на память о Камчатке (по моему мнению), а что не стоит. Джек ещё раз поблагодарил, расплатился, и мы вышли на залитую солнцем улицу. Тёплый западный ветер играл листвой деревьев, по тротуару прыгали вездесущие воробьи. Мне нужно было пройти немного назад к автобусной остановке, а ему в противоположную сторону – сделав небольшой крюк, к Мехзаводу через площадь Ленина, то бишь Театральную, всё никак не удосужусь узнать, как она сегодня называется. Деревья и строения заслоняли от нас лайнер, и я просто показал ему пальцем направление движения.
       – Спасибо, Юрий, – сказал он искренне.
       – Джек, не за что, – ответил я, соблюдая этикет. Мне и в самом деле было приятно помочь ему – ведь это нормальное человеческое чувство.
       Мы пожали друг другу руки, но не успели попрощаться. Джек задержал рукопожатие, посмотрел мне прямо в глаза и сказал:
       – У вас в самом деле очень красивый город. Поверьте мне. Я не моряк, но служу в ВМС. Когда мы готовили боеголовки, мы всегда шутили – вот эта по Владивостоку, эта по Москве, эта по Петропавловску. Я очень жалею, что мы тогда так говорили.
       – Потому что в Петропавловске Наташа? – спросил я первое пришедшее в голову, потому что был ошарашен его словами, и мне нужна была пауза.
       – Не только поэтому, сэр, – сказал Джек серьёзно. – Ещё и потому что мы не имели права так говорить и даже думать. Потому что мы люди. До свидания! Мне было приятно вас встретить.
       – Мне тоже, – пробормотал я. – До свидания, сэр! Bon voyage!
       Он широко улыбнулся и зашагал в сторону площади Ленина (или Театральной?), а я сунул в рот сигарету, которую прикурил не с первого раза – слишком нервно чиркал колёсиком зажигалки.
       Он первым сказал «сэр», но дело было совсем не в этом.
       Он не моряк, он просто готовил боеголовки... И ведь он даже не спросил, имею ли я представление, что такое боеголовка... по-ихнему – nuclear warhead...
       Огонёк больно ожёг палец – оказалось, я высосал сигарету в полминуты и даже не заметил.
       Я не сказал ему, что на действительной военной службе занимался тем же самым. Может, и зря не сказал. Да он бы всё равно не поверил.
       Просто когда-то мы говорили то же самое – только «по Вашингтону», «по Сиэттлу», «по Пекину», «по Филадельфии»... И любовно поглаживали прохладно лоснящуюся краску «изделий» – серую, оранжевую, тёмно-зелёную, коричневую... И усмехались.
       Сан-Диего мы при этом почему-то никогда не упоминали. И ни один из нас своих слов ни разу не устыдился. Такая уж была игра – серьёзная игра серьёзных мужчин, а конечной ставкой подзатянувшейся партии являлась наша общая планета и жизнь на ней. Мы просто так шутили – шутили всерьёз. И даже сейчас ещё продолжаем шутить, находясь в запасе. Иногда.
       Я буду всегда помнить этого парня. И если однажды планета Земля скорчится, превращаясь в плазму, я буду уверен: это не он.
       Впрочем... кто знает?

© 2009
Tags: Макароны по-флотски, оружие, проза, ядрёное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments