Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Когда медведь рядом

взято отсюда



       Так могла бы выглядеть моя смерть. Я пробирался по узкой тропинке в пойменной чаще, и неожиданно на меня бросился медведь.
       Спас фальшфейер, который я обычно держу наготове, когда хожу по густым зарослям в поймах нерестовых рек. Медведь атаковал меня потому, что он защищал мясо только что убитого им медвежонка. Это я выяснил позже, а в тот момент предпочёл отступить с горящим фальшфейером в руках и дать дёру. Ещё чуть позже я выяснил, что мой шанс спастись с помощью фальшфейера не был стопроцентным, поскольку второй фальшфейер, который был у меня в тот момент, оказался неработоспособным. Если бы именно он оказался у меня в руках в момент атаки зверя, вы не читали бы этих строк, а у директора Кроноцкого заповедника было бы масса неприятностей из-за гибели от медведя очередного сотрудника…
       Мне пришлось подолгу работать в самых медвежьих местах России: в камчатских Долине гейзеров, что находится в Кроноцком заповеднике, и на Курильском озере в Южно-Камчатском заказнике. Бывали дни на Курильском озере, когда удавалось встречать более ста медведей! Жизнь показывает, что в этом медвежьем царстве за сезон возникают 2–4 опасные ситуации, когда приходится отбиваться от зверей. О своём опыте поведения в таких ситуациях я хочу рассказать сегодня.

      Сразу хочу сказать, что главное искусство проживание среди медведей состоит не в том, чтобы уметь от них отбиваться, а в том, как чтобы не довести дело до конфликта. Это вполне возможно: сезон 2006 года у меня прошёл без единой стычки. В конце поста я приведу ссылку на рекомендации специалистов, как избежать конфликта с медведем. Но людям моей профессии (напомню, что я не только фотограф, но и работаю инспектором охраны заповедной территории) приходится находиться в гуще событий, контролируя режим заповедника и охраняя медведей от людей, а людей от медведей. Людей у нас тоже бывает немало: приезжие научные сотрудники, фото- и киносъёмочные группы и прочие визитёры заповедника. Рано или поздно нештатные ситуации случаются…
       Первая такая ситуация у меня случилась на первой же неделе моей работы в Долине гейзеров в конце мая 2005 года, в разгар брачного сезона у мишек, когда они дуреют от бушующих гормонов. Вместе с моим другом и коллегой Владимиром Злотниковым мы возвращались в избушку из дальнего обхода. Последняя часть пути шла по крутому подъёму, и мы присели передохнуть. До дома оставалось всего двести метров и, покурив, Володя небрежно нацепил рюкзак поверх ружья: дом-то рядом! Я по той же причине даже не стал ружьё вешать за плечо, решил донести его в руке. Мы стали выбираться на последний подъём из каньона, как сверху из-за перелома холма выскочил медведь и попёр на Володю. Он автоматическим движением схватился за приклад, но ружьё оказалось под рюкзаком, и времени снимать рюкзак просто не было. Он крикнул: «Стреляй!!!», что я и сделал. Один ствол моего ружья был заряжен сигнальной ракетой, а второй пулей. Я выстрелил ракетой. Промазать было трудно, поскольку медведь был всего в четырёх шагах от нас. На столь короткой дистанции энергии удара ракетой оказалось достаточно, чтобы сбить могучего зверя с ног; он сорвался с крутого склона, скатился на десять метров вниз и сумел остановиться только на гейзеритовом щите гейзера Щель. От неожиданности с ним случилась медвежья болезнь – потом туристы не раз спрашивали о происхождении огромной кучи помёта на гейзере. Но через минуту он справился с волнением и начал пастись на молодой траве, словно ничего не произошло. Урок он извлёк правильный: уже никогда не подходил к людям на расстояние ближе тридцати метров. Пока он не перелинял, хорошо было заметно пятно выгоревшей от ракеты шерсти на его плече, за что он получил имя Меченый. С тех пор я считаю сигнальные патроны 12 калибра эффективным средством отпугивания медведей и не раз их успешно использовал. Они не наносят серьёзного вреда зверю. К тому же стрелять по корпусу следует при крайней необходимости, иногда достаточно выстрелить по камню или бревну рядом. Медведь боится не только шума выстрела, но и резкого химического запаха горящей ракеты, огня, искр и шипения. У меня был случай, когда медведь не убежал от выстрелов, а начал исследовать горящую в снегу ракету, дотрагиваясь до неё кончиками когтей.
       Сигнальные патроны опасно использовать в сухом лесу – от них легко загорается легковоспламеняющейся субстрат.
       Ещё одно проверенное средство – фальшфейеры. На Камчатке они продаются в охотничьих и рыболовных магазинах. Лучше покупать фальшфейеры не в картонном корпусе (за 150–200 рублей), а в пластиковом, хотя они более чем вдвое дороже (400–500 рублей). Под бесконечными дождями картонный рано или поздно раскиснет, а пластиковые надёжно защищены. Причём из десятков прошедших через мои руки пластиковых фальшфейеров ни один не отказал, а с картонными это случалось пару раз – слава Богу, что не в критических ситуациях. Фальшфейеров надо иметь несколько, каждый горит примерно 2 минуты, и этого времени может оказаться недостаточно, чтобы покинуть опасное место. Не стоит зажигать фальшфейер, когда медведь далеко и реальной опасности нет. Иначе вы окажетесь без защиты, когда медведь окажется совсем рядом. К тому же звери могут привыкнуть к горящему фальшфейеру и начать игнорировать его даже на близком расстоянии.

http://cs625625.vk.me/v625625297/264aa/0wc3_zW9OnY.jpg
Фальшфейер – самое доступное из эффективных антимедвежьих средств.
Человек отгоняет медведя от вертолётного топливного бака. Медведи обожают запах керосина и прокусывают ёмкости, где он находится.


      Хорошим средством от медведей являются газовые баллоны, но не те, что продаются у нас против людей и собак, а специальные, антимедвежьи. Привезти их в Россию самолётом практически невозможно из-за жёстких правил безопасности. Я не раз видел эти баллоны в действии – при правильном применении медведи от них шарахаются. Вообще-то весь предыдущий разговор был о крайних ситуациях и сильных средствах. В обычной жизни столкновения с людей с медведями происходят мягче. Обычно, кто умнее, тот первый уступает дорогу. Почти всегда это делают медведи. Если медведь всё-таки пытается приблизиться, в 90 процентах случаев хватает резкого свиста или неожиданного хлопка в ладони, чтобы зверь побежал прочь. Если он продолжает приближаться, следующее средство – бросить в него камешек. Как правило, работает. Некоторые мои коллеги утверждают, что помогает от медведя хороший мат. Не берусь пропагандировать этот способ, тем более что мой коллега и друг Василий Максимов, живущий среди медведей на Курильском озере, запрещает материться на кормящих медведиц – мол, от этого у них молоко пропадает.
       Медведи боятся всего неожиданного. Например, неожиданно раскрывающихся зонтов, особенно если на них нарисовано два больших глаза. Неожиданно распахнутых пол плаща или неожиданно подброшенного вверх рюкзака. Любого неожиданного поведения.

http://cs625625.vk.me/v625625297/264a2/uEErJVqf3dM.jpg
Наибольшие неприятности приходится претерпевать от молодых, активно исследующих окружающий мир медведей, а также от зрелых самцов-доминантов, не имеющих врагов в дикой природе и забывших, как надо уступать дорогу.

       В моменты настоящей опасности в голове человека что-то переключается и животный страх исчезает. В своё время мне, безоружному, приходилось бросаться на стреляющего в меня браконьера; хорошо помню – страха не было, а была сверхмобилизация всех физических и психических сил. Те же ощущения и с медведем. Не думал, что придётся бросаться на зверей, но пришлось. В августе 2005 года мы сидели с сыном Петей и группой французских туристов на круче над штормящим Тихим океаном и наблюдали лисят у норы. Лисята пропали из поля зрения, и, передав ружьё сыну, я с фотоаппаратом в кофре пополз ко второму отнорку, чтобы проверить, не играют ли там лисята. Только я отполз за перелом местности и стал невидимым для оставшихся у океана людей, как боковым зрением заметил медведя: он стоял на задних лапах в высоком вейнике и с большим любопытством смотрел на меня. Я вынул «никон», щёлкнул пару раз торчащего из травы медведя. Его глаза мне не нравились, уж больно плотоядно они смотрели на меня… я интуитивно чувствовал, что в медвежьей башке уже принято очень нехорошее для меня решение… Тут я понял, какую большую ошибку я совершил: ползущий по земле человек для медведя является больным или раненым существом, лёгкой добычей, мучения которой надо прекратить. Я сразу вскочил, сунул камеру в кофр и закричал: «Петя! Ружьё! Давай сюда с ружьём!» Но Петя с ружьём не появился из-за холма, и я немедленно понял почему: мои крики заглушал рёв штормового океана! Медведь же исчез в траве; через секунду он выглянул из неё уже совсем рядом, метрах в десяти, и пошёл на сближение под небольшим углом. За доли секунды я принял решение сделать что-то неожиданное для медведя, показать ему своё превосходство. И мне нечего было сделать, кроме как броситься на него с боевым кличем и высоко поднятым над головой кофром, который я метнул в него, но попал уже в заднюю часть тела: медведь начал улепётывать от меня. Когда через полминуты я вернулся к Пете и французам, я только шёпотом смог им рассказать, что случилось, так как в атакующем крике я надолго сорвал голос. А вот «Nikon D2x» с зумом 80–400 мм после сильнейшего удара остались работоспособными!

Источник- http://vk.com/vieles_krug
Tags: зверофильство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments