Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:

Миропонимание... ч. 2. О нас.

Максим Токарев ©

МИРОПОНИМАНИЕ ЧАСОВЫХ ПРИБРЕЖНЫХ ВОД КАК ЯВЛЕНИЕ В МИРОВОЙ КУЛЬТУРЕ,
ИЛИ «СПЕЦИФИКА МОРЯ В НАМОРДНИКЕ» *


предыдущее

     О нас. Почти аналитическая справка, или самозадрочка для больно умных.
     Береговая Охрана  («бохра – это не вохра»). Именно под таким названием морские контрольные службы и существуют в большинстве водосодержащих стран мира. Попадаются также такие определения, как «Морская полиция» (Корея), «Агентство морской безопасности» (Япония), «Служба контроля промысла» (Исландия, не имеющая, кстати, ВМФ и армии вообще), и даже «МЧПВ – Морские части Пограничных Войск», или «Морская охрана ФПС» (СССР – Россия). Но сути эти различия не меняют совершенно.
     Ведомственная подчинённость тоже сильно разнится. В Штатах, например,  БОХР подчинена Министерству транспорта. В Китае и Финляндии – МВД, в СССР – Погранвойскам КГБ (сейчас ФПС РФ), в Японии  это вообще отдельная служба со своим бюджетом, а в Норвегии и Дании БОХР организационно входит в состав ВМФ (во как!) – более того, это самые большие и современные корабли данных национальных флотов.
     Общей и единой целью таких служб является контроль за человеческой деятельностью (пограничный, таможенный, иммиграционный, промысловый, транспортный и экологический) и чрезвычайными ситуациями в водных районах, имеющих специальный статус данного государства – внутренних, территориальных водах, исключительной экономической зоне. Каждый из этих районов имеет свой режим, который определяет, чего здесь можно, а чего нельзя. По приближении к земле режим ужесточается – в экономзоне можно всё, кроме несанкционированных лова и разработки шельфа, в терводах чужому можно только следовать прямым курсом, если так короче – так называемый «мирный проход», на внутренние воды надо, грубо говоря, получать визу. Всё это оговорено в куче документов, навёрнутых вокруг государственных законов о госгранице и экономзоне.
     Если учесть, что для большинства стран с открытыми морями ширина экономзоны равняется 200, а тервод – 12 морским милям от границы суши, очерченной тем или иным образом (линии наибольшего отлива, ПИЛы между конкретными точками, и др.), зона деятельности береговой охраны не так уж и мала. Прибавьте к этому ещё задачи спасения на море, гидрографического и другого научного обеспечения, возложенные на БОХР (это – не ВОХР) в нормальных странах, и получите возможность увидеть корабли БОХР этих стран в любой точке Мирового океана. Вы их сразу узнаете – все страны, не сговариваясь, красят их в светлые тона (чаще всего просто белым) с заметной цветной диагональной полосой на скулах. Американцы, норвеги – бело-красные, японцы и шведы – бело-синие, даже наши сейчас шарово-триколоровые.
     Теперь сами корабли. Понятно, что география у каждой страны своя, и корабельный состав БОХР сильно от этого зависит. Например, в Канаде – это куча ледоколов, у нас на «Кривом море» (Амур, китайская граница, до которой раком) – куча бронекатеров: плавающие танки, которым лень выползать на сушу, и у них поэтому атрофировались гусеницы.
     Но всё равно корабли БОХР любой страны можно условно разделить на две больших группы:
     а). патрульные корабли удалённых районов – в основном, спецпостройки или оптимизированные проекты подходящих гражданских судов (ледоколы, БАТМ), размеры в пределах 1500-6000 тонн;
     б). скоростные патрульные корабли тервод – как правило, флотские проекты класса «сторожевой катер – корвет»  с увеличенной автономностью, 150-1000 тонн.
     По ряду международных договорённостей корабли БОХР не имеют статуса военных кораблей и не вооружаются ракетным оружием, хотя личный состав считается военнослужащими.
     Большие корабли спецпостройки, как правило, являются корпусными аналогами стандартных эскортных кораблей национальных флотов класса «эсминец – фрегат», повторяя архитектуру и основные кораблестроительные элементы. Отличия состоят в большей автономности, усиленном корпусе ледового класса, повышенной мореходности, более экономичной ГЭУ (как правило, дизель-электрической), улучшенной обитаемости. Обязательно есть поисково-спасательный вертолёт, а чаще – два. Артиллерийское оружие: 1-2 АУ калибра 57–76 мм, МЗА, пулемёты. Вместо ракетных комплексов размещена куча всяких контрольно-измерительных постов и средства спасения, лаборатории, аппаратура обнаружения, катера – рабочие, скоростные, спасательные и специальные, водолазные колокола, глубоководные аппараты. Таковы, например,  американские «гамильтоны» (4000 тонн, 12 кораблей), датские «тетисы» (3700 тонн, шесть), норвежские «нордкапы» (3500, три корпуса), наши «нереи» (11351 проект, 3670 тонн, восемь кораблей). Гражданские проекты, модернизированные для удалённого патрулирования, имеют примерно те же характеристики, но, естественно, менее быстроходны и более удобны для экипажей. На борту есть несколько осмотровых групп (в нормальных странах – не входящие в состав экипажа, спецназ, в США это сотрудники ФБР), водолазные, спасательные команды, координатор МЧС, мобильный мини-госпиталь.
     Скоростные патрульные силы, как правило, применяются там, где особенности гео- и гидрографии создают предпосылки к частым нарушениям режимов статусных моррайонов: близость сопредельного государства, например – то есть ловить можно на чём угодно или же контрабанду возить быстро и эффективно.
     Как и в случае с большими кораблями, патрульные катера в принципе повторяют флотские проекты, естественно, без ракетного оружия и с малыми плавсредствами на борту. Здесь основные вопросы – скорость, мореходность и обитаемость. Одна осмотровая группа, из членов экипажа. Яркий представитель класса – наш героический проект 205П. Это противолодочный катер на корпусе ракетного проекта 205 с попыткой обеспечить экипажу в тридцать человек сносные условия обитания на полторы недели дозора. Построили их ровно 125 штук, гордо назвали «пограничный сторожевой корабль 3-го ранга», и немедленно – как внутренние моря, омывающие СССР (Балтийское, Чёрное, Каспийское), так и терводы вокруг да около Курильской гряды и Сахалина – свалились именно на них: кораблики очень подходили для этих мест. Только на Севере, учитывая погодные условия, вместо них присобачили тоже почти флотский проекта 1124 «Альбатрос» – он побольше.
     Ну, есть ещё масса катерков и катерочков, транспортов и танкеров, но там задачи такие же, как и у любых других.
     Тут надо сказать, что классификация кораблей БОХР в Штатах, например, идёт по дальности плавания и длине корпуса в футах. А у нас вне зависимости от типа и назначения корабли МЧПВ  классифицируются только по рангу и проекту: ПСКР (пограничный сторожевой корабль) 1-4 рангов,  проект такой-то. Что фрегат, что танкер – надо знать проекты. Важная деталь: общие для ВМФ и МЧПВ проекты у погранцов – минимум на ранг выше. То есть, проект 1124 – на флоте МПК 3-го ранга, а в морчастях – ПСКР 2-го ранга с соответствующим штатом.
     Русский пограничный корабль для всего мира имеет один общий радиопозываной – «Вельбот».
     И ещё. Часто приходится читать нечто типа: «морчасти погранвойск Балтийского флота…»
     Это бред. Морчасти погранвойск, действующее название «Департамент морской охраны ФПС РФ», переходят в подчинение ВМФ, в том числе и БФ, только с началом реальных боевых действий по распоряжению Совбеза. А так – с ВМФ морчасти в лучшем случае взаимодействуют, причём часто это больше надо флоту, поэтому и организацию взаимодействия осуществляют флотские штабы. Личный и корабельный состав морчастей не имеет никакого отношения к Министерству обороны и не обязан ему подчиняться. Это касается и ОД ОВРа, и патрулей, и ВАИ.
     В обычных же условиях плавсредства морчастей сведены в отдельные дивизионы и бригады, которые обычным порядком, наравне с кучей погранотрядов и ОКПП замкнуты на штабы пограничных округов (действующее название – Региональные управления ФПС РФ). Что интересно: командир корабля на границе имеет над собой командира бригады (дивизиона), а затем сразу – командующего войсками пограничного округа, генерала. Причём в состав штаба этого генерала входит так называемый морской отдел, десяток флагманских спецов с адмиралом во главе, но он не имеет командного статуса – так, советчик. То есть за организацию службы морчастей или БП этот адмирал (начмор) вроде бы отвечает, а вот за службу на границе – нет. Вот такая чешуя. Будем надеяться, что я не разгласил гостайну.

часть 1. Суть | продолжение: часть 3. Тактика | часть 4. Эпилог

     * из ненапечатанного сборника "У зелёной черты на мокрой воде"
 
Tags: Макс Токарев
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments