Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Мадьяро-японский десант

     Из весёлых рассказиков Макса про морских пограничников для меня это самый любимый.

Максим Токарев ©

МАДЬЯРО-ЯПОНСКИЙ ДЕСАНТ *

     Реликтовый уоррент-афисэр последнего класса Виктуар, который ещё молоденьким матросиком морпогранохраны стоял в почётном карауле на похоронах Рамзеса II (помню, говорит, жарко было, пирамиды-то тень не отбрасывают, зато я, говорит, чуть лапти не отбросил…), так вот, фейсом своим крайне похож на Главного Российско-Белорусского Пассажира кампании «Swiss Air» Пётр-Петровича.
     И я вот часто думаю, что если бы по взаимной договорённости Витюша слетал бы в Женевку вместо него на уик-энд и рассказал бы там господину Д. Дефо, Робинзону и Пятнице сказку, например, про десант, данные господы меж нечётким выговариванием франкоязычных идиом «Ha ha ha» («Ха-ха-ха») и «Yo ho ho» («Йо-хо-хо»), подписали бы Петровичу вольную на всю жизнь от всякой ответственности, в том числе и за базар, так как описываемые в сказке события не могли происходить нигде и никогда.
     Кроме, конечно, заброшенных в настоящее время островов в океане, которые хочет не скажу какая нация (так и говорят: «хасю асрава»). Во времена тех сказочных событий на этих стрёмных земельках стойкие (оловянные) советские человеки пытались наладить быт и от нечего делать производили консервы для крестьян Нечерноземья, а чтобы начинку для этих консервов, которая в изобилии плавала вокруг, не тырили близкоживущие люди не скажу какой национальности, советские человеки держали на одном из островов – что?
     Верно. Кучку вечно насторожённых корабликов из состава Мучимого Частыми Пьянками Войска, МЧПВ**.
     Собственно, сие славное (кроме шуток) соединение проживает там и по сей день. Вот только резко поумневшие рыбари-консерваторы, кто остался, уже совсем перестали быть советскими, а половина из них заодно и человеками, поэтому служить там сейчас тяжело и не до смеха.
     А вот раньше…
     – Короче, – изрёк Витька, эффектно затянувшись, – знаете старую байку про мадьяро-японский десант?
     – Чей-японский?
     – Понятно. Тогда поехали. В общем, дело было так...
     Мадьяры – это венгры. Венгрия. Горошек там зелёный, помидоры… Восточная Европа. Так что если хоть один мадьяр когда-либо и бывал на тех островах, то это был либо больной на голову, либо беглый каторжник, который сдуру поучаствовал в русской жизни. То есть даже в глубоком коллективном бреду руководство страны Венгрии, вне зависимости от политического строя, не могло счесть те острова зоной своих интересов. Ха-ха.
     А вот, например, строгое выполнение требований руководящих документов по базированию кораблей МЧПВ при обычной боевой готовности в любом уголке Вселенной призваны обеспечить два несчастных лица дежурно-вахтенной службы – дежурный по соединению и его помощник по живучести. Известно, что в тот зимний день и в той бригаде эти несчастные заступили на службу установленным порядком и без энтузиазма, так как большая часть службы должна была пройти в воскресенье. Причём сам дежурный заметной роли в истории не сыграл, а вот помо-ощник…
     Помощник по живучести – это обычно корабельный механик, командир БЧ-5. В Потёртых Войсках корабли маленькие (их прямо распирает от гордости за своё название, на флоте ведь точно такие же лайбы называются катерами – чем, в сущности, и являются), механики на них – капитан-лейтенанты без серьёзных перспектив роста.
     О механиках же известно, что их ни в коем случае нельзя оставлять без присмотра, так как попавший на свободу механик сразу теряет все житейские навыки на фоне резкого усиления спонтанного глотательного рефлекса. В отношении всех без исключения спиртосодержащих жидкостей.
     О капитан-лейтенантах же известно, что это единственная категория морских военных (в пехоте так же повезло некоторым высшим офицерам), не нарушающая моральных заповедей в отношении одиночного распития, так как капитан в любом случае пьёт с лейтенантом.
     Наш помощник по живучести был механиком. И капитан-лейтенантом. Без перспектив. Готовы? Понеслась!
     Дежурили молча. Скучно. Дежурный к обеду свалил по своим командирским делам, сказав на прощание: «Я щас». И исчез. Стало совсем скучно. Механик ОСТАЛСЯ ОДИН… Ну конечно! Начал работать рефлекс. «Да ну его… – сказал он сам себе. – Может, не так муторно будет». Взял-то с вечера. Плеснул, подождал немного… и повторил… Короче, получалось где-то раз в полчаса. В общем, когда стало смеркаться, стало уже совсем хорошо! Но скучно, Боже мой, как скучно…
     – Да-а-ста-ли-фсе-е! – заорал механик на весь пирс, выйдя из рубки и сняв шапку. – И ка-раб-ли эти скот-ски-е-е, и сл-у-жба, и а-а-стра-ва-а!!!
     Летаргические вахтенные у трапов снулых корабликов встрепенулись, переглянулись, пожали плечами и снова захрюкали. Воскресенье… Мало ли что человеку приснилось. Там, в рубке дежурного, тепло…
     Видя такое явное отсутствие интереса к своим эмоциям, механик немедленно усугубился ещё глубже. До дна (там оставалось грамм триста). И сразу получился совсем другой человек, потому что оборвалось всё. Моментально.
     – Ну-у, – бормотал он, скатываясь по трапику на бетон пирса, – я щас ат-дах-ну-у! Мы дуреем на этой войне, д’Ар-тань-ян-н-н! – пропел он с интонацией Владимира Семёновича, совмещая несовместимых классиков. – Мы ус-с-с-пеем доесть этих кур-р-р!
     И, как был, без шапки и в снаряжении, с оружием, рванул из части через забор. На волю!
     Созвучный этому выражению глагол как-то сразу приходит на ум – гулять! Естественно. В кабак! И неважно, что скрывается за этим словом, неважно, кто и как на тебя смотрит, ведь идёт, летит, несётся! Свободное самовыражение! Ду-ша! На-рас-паш-ку! Кстати, говорят, потом он не мог ничего вспомнить. Ну, неудивительно…
     Танцы на столе… звон стекла… ветер в лицо… Неважно, куда, главное – через зиму и снег, ветер и метель, холмы и кусты! Кусты!!! Кусты… Кусты? Сбился с курса… Забл… Ага, ну, щас…Тяжело дыша, безумный взгляд по сторонам… И вдруг, где-то там, в темноте, мелькнул огонёк! Из глубин потопленного разума продувала балласт опасная ассоциация с Прометеем…
     «И-й-а! Дам! О-гонь! Лю-дям!» – и, указав себе направление рукой, квазигреческий герой рванул вперёд. Через тернии!
     В единственной в здешних краях гражданской медсанчасти со стационаром на двадцать койко-мест все спали. Все: шестеро обожравшихся тухлой икрой докеров и одна пожилая уже медсестра. В комнатке приёмного покоя традиционно горел свет.
     Далее в хронологическом порядке:
     1. Проснувшаяся от резкого удара в дверь медсестра обнаружила сползающего по косяку капитан-лейтенанта морских частей Пограничных Войск, в шинели, без головного убора, с окровавленным лицом и ладонями (кусты ж) и при набитой кобуре.
     2. На вопрос медсестры «Что с тобой, милок?», растёкшийся по порогу офицер неожиданно резко и громко заявил, что пока они здесь спят, пограничники доблестно отражают удар третьей уже волны воздушно-кавалерийско-морского десанта. Причём: из соображений скрытности враг использует исключительно луки, стрелы, копья и деревянные тараны. Офицер очень хотел сказать, что десант манчжуро-японский, так как слышал где-то, что Манчжурия и Япония как-то связаны, что-то было у них в истории такого общего, и потому ещё, что не могли они так охаметь по отдельности за время его дежурства. Попробуйте-ка выговорить слово «Манчжурия» после хотя бы полпузыря. А механик-то в это воскресенье оставил эту дозу настолько позади, что даже смешно. Ха-ха. Так что медсестра поняла, что десант – м... м-ма... мадьяро-японский. Что тут такого? Офицер-то весь в крови… Ранен, значит. В бою. Врагов, по традиции, не считают, где уж там выяснять национальность. Тем более – медсестре.
     3. В санчасти упомянутым офицером был произведён экстренный подъём больных, одевание, построение, проверка формы одежды, после чего состоялось доведение обстановки и постановка задач, а именно: рытьё окопов по периметру санчасти с оборудованием огневых позиций на танкоопасных направлениях. Рытьё осуществлялось лопатой, ломом, багром, ведром и топором с пожарного щита. При этом один больной по фамилии Полумедведев, которому было предложено на выбор рыть окопы огнетушителем или ящиком с песком, учинил попытку позорно дезертировать вглубь острова, но был отловлен остальными трудящимися больными и после восстановления патриотических чувств стал рыть окопы самим пожарным щитом.
     4. Офицер же некоторое время управлял работой личного состава непосредственно из ординаторской, получив предварительно от медсестры, оказавшей ему первую помощь, трёхлитровую бутыль спирта «для сопутствующих нужд».
     5. И только убедившись в наличии трудового энтузиазма и понимании поставленных задач среди работающих докеров, офицер оставил расположение санчасти, пообещав проверить ход работ к утру, при этом отсутствовавший форменный головной убор на нём был заменен белым докторским колпаком. Остатки сопутствующего спирта убыли вместе с офицером.
     Сквозь ночную тьму шёл снег и… Во дворе санчасти, подбадривая друг друга гулкими криками, больные докеры рыли окопы. Медсестра позвонила в охрану порта: как там десант?
     – Какой десант, дура? – сказали ей. – Четыре часа утра!
     – Э-э… мадьяро-японский!
     – Че-го?!
     – Мадь-я-ро-я-пон-ский! Погранцы давно  в одиночку воюют!
     – Ни хрена ж себе... – сказали ей и на всякий случай объявили пожарную тревогу. Мало ли.
     И ещё позвонили на самую верхушку острова – на точку ПВО – не видно ли, как там десант?
     Граждане! Ну, сколько можно повторять! Никогда не шутите с ПВО! Они же при заступлении сдают чувства юмора на ответственное хранение. В специальные сейфы. Не знали? То-то! Работа такая.
     Короче, не прошло и пяти минут, как бодренький дежурный генерал в ГШ ПВО воткнул узловатый палец в текст шифровки и схватил телефонную трубку:
     – Какой десант?! Какой, мать-мамать, десант?! По буквам давай!!! Марфа! Анфиса! Двора! Знак? Какой знак?! Я те щас такой знак на жопе нарисую! По новой давай! Быстра-а-а!!! (На том конце сообразили) Варфоломей! Еремей! Никодим! Гарик! Ефстафий! Ромуальд… йоп... Что?! Венгерский? Ты дурак, да?! Венгры?! В океане?! И ещё японцы?! Быть на связи!!!
     Хвать другую трубку:
     – ОД Главного штаба погранвойск! («Это ж Комитет, – ныло в голове. – Ну почему, почему на моём дежурстве?..») Алло! Что у вас происходит на Среднем Крокодильском? Ничего?! Постоянная готовность? А мне доложили – бригада пограничных кораблей отражает высадку морского десанта! Чей десант? Хм… не имею чёткой информации! Моим очень плохо видно. Но: воздушной поддержки десант не имеет! А? Докладываю  на «Бриллиант»!
     В первую трубку:
     – Усилить наблюдение! Оставаться на связи! Об изменениях в обстановке докладывать немедленно!
     И глубоко вдохнув, зенитный генерал трепетно взялся за трубку прямой связи с Генштабом…
     Спасла ситуацию, как частенько бывает, сама природа. На многострадальный островок, который во все глаза разглядывали сотни своих и (вследствие хорошего качества радиоперехвата) противных глаз, величественно накатил рассвет. Смотрят вояки всея Зямли – а береговая линия-то чистая… Пялятся во все глазки на бригаду – а там огоньки зажглись, бойцы с кораблей на зарядку потянулись… Спокойненько так. С ленцой.
     Ну, а вернув боеголовки в исходное и выдрав подчинённых, стали генералы истерично хихикать, затем смеяться, а потом и заржали в голос.
     Точка ПВО сходила в гости к диспетчерам порта – в санчасти прибавилось постояльцев.
     А медсестра – что с неё взять? И без колпака...
     Окопы-то? Вырыли. Аккурат к утру. В полный профиль. Потом прямо в них и бухнули теплотрассу.
     А каплей… что – «каплей»? Утром нашли спящим на штатном месте – в рубке дежурного. Спиртом этиловым пах сильно, но ведь механик же… кто ж на такие мелочи внимание обращает? Говорю же, не помнит ничего. Хотя – больничные его опознали. Хотели судить, да не за что: пистолет в сохранности, на соединении всё в порядке, что даже удивительно.
     Уволили орла. Комиссовали. Как прямую угрозу миру. Что и говорить, не место красит человека…

     * из ненапечатанного сборника "У зелёной черты на мокрой воде"
     ** Морчасти Погранвойск
Tags: Макс Токарев, военный всхлип, гы-гы
Subscribe

  • Про памятники эти

    Тоже имею высказаться. Противно наблюдать, как вопрос по памятнику решают те, кто по масштабам личности, по свершениям, харизме, стойкости,…

  • Вопрос ребром

    А если Сбер налезет на Газпром, кто кого сборет?

  • Социологический опрос

    В комментах прошу обосновать свой выбор и раскритиковать выбор других. UPD. Блин, кривые пальцы колорадских жуков с ачипятками набрали,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Про памятники эти

    Тоже имею высказаться. Противно наблюдать, как вопрос по памятнику решают те, кто по масштабам личности, по свершениям, харизме, стойкости,…

  • Вопрос ребром

    А если Сбер налезет на Газпром, кто кого сборет?

  • Социологический опрос

    В комментах прошу обосновать свой выбор и раскритиковать выбор других. UPD. Блин, кривые пальцы колорадских жуков с ачипятками набрали,…