Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Тот самый остров. 16 / sechzehn

     SECHZEHN
       26/IX-1944
       Боже, как же я вчера напился… ничего не помню. Ну ладно, у меня хоть причина была. У солдат СС, похоже, это ежедневный ритуал. Я проснулся почти в полдень и долго не вылезал из воды. Когда позвали на обед, откуда-то сверху раздался гул винтов самолёта.
       Все задрали головы, но ничего не увидели. Самолёт, судя по звуку, сделал несколько заходов, пять или шесть, с разных направлений, но так и не появился. Это явилось доказательством, что «шатёр» работает исправно – но кому от этого польза?

     Наедине я рассказал капитану о том, что видел на севере острова. Я был уверен, что последует расстрел на месте за измену фюреру и Рейху. Так должно было быть! Но Змей с минуту внимательно смотрел мне в глаза, ничего не ответил, только протянул руку и сильно сжал моё плечо, потом повернулся и пошёл в палатку к Фогелю. Первому помощнику было совсем плохо.
       Страшно болит голова. Когда я остаюсь один, у меня текут слёзы. Мне нельзя оставаться одному.
       В 15.20 снова услышали гул моторов самолёта. После двух безуспешных заходов он вдруг появился из-за самого большого, среднего холма. Это действительно была летающая лодка без опознавательных знаков, BV.138, вся раскрашенная камуфляжными пятнами. Из большой блестящей остеклённой кабины торчал пулемётный ствол. Самолёт сделал пару виражей на небольшой высоте, ушёл вдоль бухты в сторону океана и пропал. Мы растерянно посмотрели на капитана, однако гул не стихал, а самолёт, пробив границу «шатра» снаружи, появился снова. На этот раз он шёл над бухтой со снижением, прямо к нам – явно на посадку.
       – Шлюпку на воду, – приказал фон Рёйдлих и сощурился на штурмана. – Хорст, на время моего отсутствия вы командуете экипажем.
       Оно и неудивительно: единственный державшийся на ногах офицер, а именно унтерштурмфюрер СС Ганс Циммель, на самом деле был уже не на ногах. Большая часть охранников – тоже. Удивительно, как эти вышколенные, как нам всегда казалось, солдаты умудрялись терять остатки дисциплины при первой же возможности. Стало очевидно, что шнапс хранится никак не в бункере, а в каком-то другом месте, потому что они уже приволокли очередную флягу.
       Шлюпка с капитаном и гребцами ушла к самолёту, который подрулил и остановился в полукабельтове от пирса, выключив моторы.
       Спустя полчаса шлюпка вернулась к берегу. Змей приказал всем собраться возле палатки с ранеными. Когда мы сумели это сделать (из всех эсэсманнов только пожилой фельдшер выглядел действительно культурным человеком и к тому моменту не напился), Змей выступил в середину круга и сказал:
       – Друзья, внимание. Я улетаю в Арагуао. Самолёт прилетел, потому что база слишком долго не выходила на связь, и очень даже вовремя... В него все не поместятся – вы сами видите. Поэтому я забираю только раненых. Потом я вернусь. Командовать остаётся штурман, боцманн-маат Хорст Эйхелькраут; всем беспрекословно подчиняться ему. Пока меня нет, он ваш капитан. Стрелкам СС приказываю сдать оружие – исключительно в целях поддержания порядка.
       Тут надо сказать, что этих эсэсманнов, которые более-менее трезвые, было всего-то человек пятнадцать, так что они повиновались безропотно. Автоматы и пистолеты остальных, пьяных в доску, и так уже были у нас. Так что всё прошло нормально, без эксцессов. Похоже, что несколько лет под началом такой скотины, как этот Дитц, не лучшим образом сказались на их человеческой природе. Что же до Ганса – он себя уже окончательно дискредитировал как офицер (в наших глазах), однако эсэсманны его всё ещё слушаются. Ладно, лишь бы не мешал и не создавал проблем. В общем, всё было более-менее ясно… хотя, если честно, то совершенно не ясно.
       – Я вернусь, – твёрдо пообещал Змей. – Даю вам слово морского офицера, что в самое ближайшее время я за вами вернусь. Вы думали, задание выполнено? Нет, парни. Главное дело впереди, вот так. Будет новая «Золотая рыбка», обещаю. – Он немного помолчал. – Главное – берегите друг друга. Не унывайте. Я вернусь. Это будет скоро.
       Тут капитан вдруг словно что-то вспомнил и полез в нагрудный карман.
       – Гейнц, подойдите ко мне. Вот, возьмите.
       И он протянул мне листок бумаги, такой же, как и тот, на котором был текст радиограммы о гибели U925. Я даже вздрогнул.
       – Что это, герр капитан? – спросил я.
       – Это песня, Гейнц. Песенка из той самой книжки, про которую я говорил. «Остров Сокровищ», помните? Написал вам по памяти, ещё до пожара... Мы эту книжку ещё не раз вместе перечитаем. А песенку приказываю выучить к моему прибытию, – он улыбнулся. – Есть вопросы?
       Вопросов была куча, но никто не проронил ни слова. От Змея веяло спокойствием, силой и уверенностью.
       В шлюпке я сидел на кормовой банке, капитан на носовой. Между гребцами расположили Клауса Фогеля и обоих раненых эсэсманнов. Капитан-лейтенант не стонал, а только дышал тяжело и часто, тихим шёпотом просил пить. Шлюпка подошла под крыло летающей лодки; мы по одному передали раненых, а затем в её дверь перелез капитан. Напоследок он высунулся и сказал:
       – Да, ещё, чуть не забыл. Если доктор выйдет наружу – не пугайте, берегите его. Ждите меня. Удачи вам! Я скоро буду. Держитесь. Помогайте Хорсту.
       – Хайль Гитлер! – по привычке ответил я за всех.
       – Да ну вас, Гейнц… – поморщился Змей, с улыбкой махнул рукой и скрылся в кабине.
       Дверь захлопнулась, мы начали грести к берегу, а самолёт раскрутил винты, развернулся, заскользил по глади бухты, оторвался от воды и пошёл на небольшой высоте. Он был ещё хорошо различим в тот момент, когда неожиданно пропал.


читать дальше
Tags: Тот самый остров, остров Сокровищ, паруса, пираты, подводные лодки, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments