Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Category:

Тот самый остров. 14 / fourteen

       FOURTEEN
       Однако слабый ветерок, который лениво ворошил воду бухты, вечерним бризом назвать было нельзя. При таком «ветре» корвет будет иметь максимум два узла, и нас неминуемо накроют огнём прямо с берега. Мэг предложила отбуксировать яхту в океан катером, а уж там должно подуть… Руслан молча пожал плечами: мол, решайте сами, моё дело сделано, а в море я не дока.
Тогда я решил: снимем аккумулятор с катера и уходим под дизелем. Должен завестись!
       Это было рискованно, но буксировать катерком наш корвет было ещё рискованней. Встав в цепочку, мы в пять минут передали на «Отчаянный» аккумуляторы с «Текилы». Ещё через пять наш видавший виды дизель старательно затарахтел.
     – Ну, милый, не подведи! – сказала Мэгги дизелю.
       Мы вышли на верхнюю палубу. Руслан указал пальцем на пиратскую моторку и спросил, нужна ли она нам. Нет, не нужна, ответила Мэг, у нас же есть свой туз, и тут мы вспомнили, что тузик остался на берегу возле речушки. И чёрт с ним – времени нет, а эта лодка слишком большая.
       Руслан молча взял мачете, автомат и прыгнул на палубу «Текилы». Мы услышали, как он полоснул лезвием по лодке – и она с шипением выпустила воздух, затем он снова появился на палубе и спустился внутрь катера. Глухо простучала короткая очередь, и Руслан вылез наружу. Он перебрался к нам, перерубил оба швартова, связывавших нас с катером, и лаконично сообщил:
       – Сам утонет.
       Солнце почти село, а сумерки на Карибах совсем короткие. Где-то там, в лесу, пираты, наверно, сейчас «разминировали» Марио. А может, и нет.

Come sing along with the pirate song!
Hail to the wind, hooray to the glory!
We’re gonna fight ’til the battle’s won
On the raging sea!


       Мы чересчур долго снимались с якоря, потому что он был отдан «гуськом». Мэг дала ход, я сменил её за штурвалом, и корвет, развернувшись, пошёл на выход из Южной бухты. Я понял, почему Руслан выманивал молодцов Кулака на западный берег острова: выйдя из бухты, мы пойдём на запад по течению, это добавит нам козырей, а вот пока они поймут, что их надули, пока ножками доберутся до Северной бухты, чтобы сесть на свою «Золотую лань», пока выйдут в океан, пока обогнут остров… Мы прекрасно понимали, что ничего ещё не кончилось, а может быть, всё только начинается. Имея четырёхкратное превосходство в скорости и нормальный радар, «Золотая лань» может настичь нас в два счёта. Тогда придётся дать морской бой, в результате которого мы неминуемо отправимся к Дэви Джонсу – учитывая количественное и огневое превосходство противника. Однако выбирать было не из чего, сами понимаете.
       Неожиданно захрипела рация – Кулак вызывал Акбара и «Текилу»:
       – Где вы, чёрт подери?! Мы на западном берегу, идём к югу, а вот где вы, а?
       Руслан нагло соврал в эфир, что его группа идёт по нашим следам к какой-то деревянной крепости (надо думать, к блокгаузу), и что мы их обнаружили, потому что у нас собака. На это Кулак пообещал Акбару нарезать из его шкуры ремней, если впоследствии выяснится, что он вешает начальству лапшу. Потом рация молчала секунд двадцать – видимо, Кулак что-то напряжённо обдумывал – и вдруг неожиданно потребовал Кастета. Мы переглянулись. Руслан, понятно, в ответ молчал – а что тут скажешь? – и тогда стало ясно: всё, нас раскусили.
       Мы вышли из бухты в океан, где ощущалась ровная зыбь. Течение тут же подхватило корвет. Настало время решать, куда же всё-таки идти. Ясно, что спасение только на западе. Мэг проверила GPS – не работает. Наверное, воздействие «купола»… Но компас-то пока работает! А потом мы выйдем из-под «купола». Интересно, есть ли у пиратов на острове радар? Если есть, то самое интересное только начинается. Однако Руслан заверил, что радар есть только на «Золотой лани». Это была приятная новость, потому что холмы нас прикроют, а пока они обогнут остров, мы постараемся уйти подальше.
       И тут у меня возникла идея. Вы говорите – спасение на западе? Вот и прекрасно. Там они и будут нас ловить. А мы пойдём на ост, в океан. Но сначала к зюйду, потому что пока течение мешает. Пробежим миль десять-пятнадцать, а потом скрутим поворот. Сделаем большой крюк, ничего страшного. Главное, чтобы они прочёсывали океан в другом месте, пока всё топливо не сожгут.
       Не меняя курса, «Отчаянный» пошёл прямо на зюйд, прочь от острова.
       Ну в самом деле – какая дальность может быть у их радара? Надёжное обнаружение – миль двадцать, не больше. Радиолокационный отражатель мы уже сняли. Пиратам придётся ходить на максимальной скорости туда-сюда, чтобы найти нас; двадцать миль – это не так уж и много. Сколько у них может быть в запасе топлива? Вряд ли полные баки…  Задул ровный океанский ветер, и мы подняли все паруса, включая старую, видавшую виды бизань. Корвет полетел под девять узлов.
       Тут снова взорвалась воплями рация. Кулак обзывал Акбара русской собакой, куском дерьма и покойником. Из этого потока обильной и замысловатой ругани стало ясно, что ему очень хочется получить развёрнутый ответ на вопросы, куда делась «Текила», и кто посадил Марио на кол. Кроме прочего, Кулак сообщил Акбару, что тот – вонючая тварь, и что он на него будет ловить лангустов, что кинет голым в трубу… ну и так далее.
       Руслан терпеливо подождал, пока Жан-Люк выдохнется, а потом сказал наставительно-язвительным тоном:
       – Для Марио это было очень полезно, Кулак. А «Текила»… – его вдруг осенило, и он озорно подмигнул нам с Мэг. – Ай, мой дорогой, я на «Текиле» еду полным ходом, сейчас выскочу из-под «зонтика», через сутки буду там, где надо, так что бай-бай! А эти пошли куда-то на Тобаго. Или на Тринидад. Кто тебе больше нужен – выбирай, лови. Но я не собака, и уж тем более не русская! – и с этими словами он в сердцах швырнул рацию за борт, она только булькнула.
       Ай-яй-яй! Зачем? Такая хорошая «уоки-токи»... увы, была. Руслан виновато развёл руками:
       – Вай, простите. Горячий я. Всегда сначала делаю, потом думаю, – и он вдруг растянул рот в открытой и доброй улыбке, которую мы от него ну никак не ожидали.
       …Ночь навалилась на яхту, и чёрная полоса острова Сокровищ быстро растаяла за кормой. Напоследок в той стороне вспыхнула и повисла осветительная ракета, потом ещё одна. Йо-хо! Ищи-свищи. Спустя четверть часа я чётко ощутил знакомую вибрацию в теле и понял, что корвет выходит из-под «купола». Я кликнул Мэг:
       – Проверь GPS, дай мне место.
       Через пару минут она показалась в открытом сдвижном люке:
       – Есть место, мой шкипер. Всё, как мы и думали, только ещё на полсотни миль к осту. Я забила в память точку – «О.С.». Всё нормально, четыре спутника уверенно...
       И только теперь мы поняли, как страшно вымотались и проголодались. Мэг поспешила на камбуз, а мы с Русланом остались в кокпите у штурвала. Можно было рулить изнутри, вторым штурвалом, из рубки, но не хотелось уходить от волшебного запаха океана. Разрезаемая форштевнем вода шелестела и плескала за бортом. Штормгласс в компании с барометром обещали назавтра солнечную погоду с ровным норд-остом. Я решил расспросить Руслана об острове, и как пиратская шайка нашла его. Он сказал, что не знает, и добавил:
       – Из тех, кто был с самого начала, только лысый Мануэль остался. Говорил, что наткнулись случайно – драпали от морской полиции. И поняли, что этот остров – просто подарок. Его ж не видно, только когда совсем рядом. Глядишь – ничего нет. А тут остров...
       Уже потом пираты наткнулись на все эти штуки – бетонные дороги, труба в центральном холме, стальные двери, сокровища… Руслан рассказал про свалку старых костей, про подводную лодку и оба парусника, про грузовики и склады стройматериалов, про деревянную крепость и разрушенную электростанцию, про несколько кладбищ… Этот остров видел много смертей.
       Конечно, они пробовали открыть эти двери. Сто раз пробовали. Однако ничего не вышло: двери очень прочные, и даже базука их не берёт. Там есть ещё вентиляционные шахты. Года три назад один разбойник из любопытства полез посмотреть, что там – и в итоге получили труп на верёвке. Он сперва завопил, как резаный, потом его вытащили, глядят – а он и в самом деле резаный, обо что-то живот распорол, все кишки наружу и вывалились.
       А ещё про слуховые галлюцинации я спросил. Ну, когда слышишь то, чего нет. Оказалось, что не только слуховые, но и зрительные. И даже очень часто. Руслан задумчиво смотрел вперёд и вспоминал:
       – У меня вот однажды было, как наяву: идёт волосатый бородатый мужик, в тряпки одетый, глаза безумные, сопит... под нос бормочет что-то, в руках слиток золота несёт. И пиратов видели настоящих – с саблями, с ружьями старинными, в треугольных шляпах. Они то ром пили, то дрались, то шли куда-то. Мы эту песню все наизусть знали, про пятнадцать человек и сундук. И даже сами пели, когда напивались. Ещё фашистов видели – тоже бородатые, в форме с погонами, с автоматами. Какие-то тюки, свёртки несли. Один был такой рыжий-рыжий. Всякое видели и слышали. И стрельбу, и взрывы, и вопли, и просто болтовню. Поначалу страшно было, потом привыкли. Оно же не везде, а только в долине, там, к югу от центрального холма. Появятся – и растворятся в воздухе. Проклятое место. А уж как новеньких пугали…
       Ещё бы, хмыкнул я про себя, ведь натуральная чертовщина… а Руслан продолжал:
       – И как тут слугой шайтана не стать? Только выпивкой и спасались. За наркотики у нас сразу стреляли, без разговоров, а пить разрешали сколько влезет, хотя, по-моему, разницы никакой. Ай, не по мне всё это. Ну, ничего. Теперь документы справил, полечу в Грузию, границу перейду, паспорт российский куплю и стану жить, как все.
       Я сначала с удивлением подумал – он что, в Штаты собирается, в Джорджию? А при чём тут российский паспорт? И лишь потом до меня дошло, что он имеет в виду Кавказ.
       Руслану между тем захотелось выговориться. Он рассказывал про свою землю, какая она красивая, да только пожгли там всё, порушили. И русские, и они сами. Сказал, что никто там ни за какого Аллаха не воевал – ну, разве что поначалу. А потом только за деньги, за неизвестно чьи. Русские солдаты – так вообще непонятно за что. И добавил, что русские их не любят. Разные они с ними. Мол, и те хорошие, и те – но разные. Дед Руслана, по его словам, в ту войну три германских танка гранатами сжёг, вынес на себе из боя командира полка, был тяжело ранен… Ему обещали дать звезду Героя – это, я так понимаю, как у французов Орден Почётного Легиона, да? И вот семья ждала три года, а вместо этого их выселили в холодную Сибирь, на чужую землю. Теперь в Чечне свистят пули, а народ – не то партизаны, не то бандиты, смотря с какой стороны посмотреть, да и то не разберёшь...
       И Руслан надолго замолчал. Я не стал лезть к нему в душу. Раскурил трубку, предложил ему, но он отказался и просто сидел на банке, глядя в темноту.
       А я держал курс и размышлял – вот почему так? Нам, англичанам, французы – старые враги, столько веков воевали, но ведь умеем жить дружно. Если захотим. Вон, взять хотя бы меня и Мэг...
       Мы шли в кромешную темноту, и наши паруса, слегка похлопывая в упругих струях тёплого ветра, подбадривали нас.

     читать дальше


Tags: Тот самый остров, остров Сокровищ, паруса, пираты, подводные лодки, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments