Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Ну, и ещё раз про ноты (и не только)

       В общем, в продолжение темы. Ну, это - музыка, рояль, ноты, переворачивать...
       Был у нас на 2-м факультете курсант Костя Хонюков. Насчёт прилежности и дисциплинированности сейчас не буду распространяться, ибо не суть. А суть вот в чём: Костя участвовал в КТЭМе "Шутки в сторону" - был у нас такой знаменитый на весь Севастополь с окрестностями курсантский театр эстрадных миниатюр (кстати, я там тоже участвовал и с полгодика даже числился руководителем). Костя был прирождённый, воистину талантливый артист-комик, чему весьма способствовала внешность. Небольшого такого роста, а голова... м-м... да чего там, вот фото:

[Смотрим? Смотрим >>>]
Это Кот (он слева) с Андреем Ивановым танцуют танец маленьких лебедей...


...а здесь Костя - типа весь такой Робинзон.


       И вот как-то раз согнали курсантиков нашего военно-морского инкубатора имени П. С. Нахимова в училищный клуб - культурно просвещаться. Привезли какую-то заслуженную тётку-пианистку, лауреатку и дипломантку всевозможных конкурсов имени Чайковского и так далее. Чтобы она, значит, приобщила будущую флотскую интеллигенцию к высокому классическому искусству. Перед самым её выходом, когда нас уже набили и усадили в зал, когда на закрытую занавесом сцену выкатили рояль, она вдруг ухватила начальника клуба капитана 3 ранга Лаенко за рукав и взволнованно сообщила, что ей некому ноты переворачивать. Начклуба пожал плечами и сказал, что, мол, нет проблем, сию минуту назначим кого-нибудь из курсантов.
       И вот занавесь раздвигается, и артистка-пианистка торжественно выплывает на сцену. В чёрном платье с блёстками, выгодно обтягивающем более чем аппетитные формы, и с невообразимой башней-причёской на голове. Подол платья с шелестом волочился следом за ней по сцене. Завидев "формы", зал, естественно, разразился приветственными овациями. Она поклонилась и отточенным движением грациозно села за рояль. Дальнейшее выражение эмоций не предполагалось, аплодисменты стихли, и зал приготовился привычно спать (если кто не знает: нормальный курсант никогда не высыпается и норовит захрючить в каждую подходящую минуту, а клуб - просто идеальное место).
       Короче, тётка села к инструменту и пододвинула к себе микрофонную стойку - микрофон нужен был для объявления очередного произведения классики. Глазами сделала знак за кулисы, и...
       ...Не знаю, какой паразит и каким макаром это подстроил, но на сцену вышел Костя Хонюков. А ему вообще-то обычно достаточно было просто выйти на сцену - и зал тут же начинал ржать. Но сейчас ржать было нельзя, поэтому курсантики начали старательно давить смех внутри себя. В отличие от тётки, они достаточно чётко представили, что сейчас что-то будет, только никто не знал что именно. В аккуратно ушитой синей фланке, идеально отглаженный, со стрелочками... но это был Костя.
       Костя с совершенно серьёзной, невозмутимой физиономией встал на указанное место слева от тётки, которая посредством рояля начала выдавать в зал Шопена, Гайдна, Моцарта и прочих шульбертов. Время от времени - то есть периодически - она, не отводя взгляда от нот, исступлённо отклоняла корпус и голову назад, обозначая будущий кивок, по которому Косте следовало перевернуть страницу. Зал плакал, потому что под Бетховена моряку хохотать не положено.
       Заплакала бы и тётка, если бы глянула на то, как Костя переворачивает страницу, но она видела только его руку и ноты, кивком подтверждая нужный момент...
       А Костя всё с тем же выражением лица (как у прораба бригады каменщиков) внимательно следил за движениями тётки, при этом вперившись глазами в ноты, как бы следя за соответствием вылетающих из рояля звуков вот этим чёрненьким кружочкам и червячкам, обильно сидящим на строчках нотоносцев. Фиг его знает, учился Костя до училища в музыкальной школе или нет, но смотрел в ноты так пристально, будто это он их написал, а не Рахманинов, а тётка всего лишь сдавала ему экзамен. И вовремя переворачивал страницы. Всё с той же бетонной рожей.
       Переворачивал же он их так: когда тётка в очередной раз отклонялась назад, Костя высовывал язык, подносил к нему левую ладонь, раза три касался языка пальцами (ну, чтобы послюнить) и потом по тёткиному сигналу аккуратно и быстро переворачивал страницу пальцами правой руки. Теперь помножьте это всё на внешность.
       Из-за яркого света софитов тётка (к сожалению или к счастью?) не видела зал, а зал тем временем изнемогал в истерике...
       Я уверен, что ей ещё нигде и никогда так не хлопали. И не только хлопали - топали, махали руками, выли и вопили "бис!"... Она была очень растрогана своим успехом у аудитории будущих офицеров флота и даже слабала что-то бравурное на бис. С положенным достоинством поклонившись, она вместе с по-прежнему серьёзным Костей уплыла за кулисы (а Костя собрал ноты в стопочку и нёс под мышкой), занавесь задёрнулась, а зал всё рыдал и рыдал, корчась в судорогах. Начальник клуба капитан 3 ранга Лаенко, кстати, тоже.
       Это я, как уже было сказано в начале, к вопросу о важности такого элемента музыки, как переворачивание нот.
       Кстати, Костя после выпуска немного послужил по специальности (крылатые ракеты подводных лодок), а потом ему предложили должность начальника гарнизонного клуба... Сейчас он живёт в Севастополе :) Костя, привет!
Tags: гы-гы, память, песенки
Subscribe

  • Йэн Пэйс насчёт деффчонок

    Видео, понятно, не самое свежее, но таки вот. Чувствуется, что дядька протащился. Ибо есть с чего протащиться. Интересно, мне когда-нибудь…

  • Невидимые «длинные копья»

    отрывок из интересной статьи у midnike После Первой Мировой фактическим стандартом для торпед надводных кораблей и подлодок во всём мире стал…

  • А в это время в Севастополь...

    ...парусники за ассолями заплывают. Эх! ( фото "Херсонеса" от)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments