Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Протекторная защита

     В преддверии неотвратимого возрождения наших военно-морских баз неподалёку от Сомали: рассказик Н. Н. Курьянчика, один из эпизодов его долгой подводнолодочной службы, и как раз в Красном море.

Н. Курьянчик ©
ПРОТЕКТОРНАЯ ЗАЩИТА

...Ещё петух не успеет прокричать трижды,
как вы от Меня отречётесь...

Евангелие

     Отдавая интернациональный долг, атомная подводная лодка ртм-проекта дотащилась до губернаторства Дохлак и, обессилев окончательно, встала надёжно, как вкопанная, в межпоходовый ремонт.
     Есть в Красном море такой архипелаг Дохлак, принадлежащий борющейся Эфиопии. Дословный перевод: «гиблое место». Знаменито тем, что итальянские фашисты содержали там тюрьму без охраны. Сидел там и советский разведчик Маневич. А наши «умники» соорудили там военно-морскую базу с двойной охраной: ближняя – советский морпех, и дальняя – эфиопская народно-освободительная армия.
     Видать, среднего не дано. Или бухта Провидения на Чукотке с минус шестьдесят в полдень полярной ночи, или Дохлак с плюс шестьдесят на солнце (а тени там вообще нет). Если надо устроить ад на поверхности Земли, то лучшего места не найти. Небольшой остров с бухтой и узким мелким входом, открытым на два часа во время самого высокого прилива (так повелось с Порт-Артура). Справа – великая Аравийская пустыня, слева – ещё более великая Сахара. В искусственной тени круглосуточно плюс сорок пять, прикосновение к железяке на солнце вызывает ожог, а бумага в консервной банке самовозгорается. Вода в бухте – плюс тридцать восемь, кишит акулами, муренами, скатами; всё это в прозрачной пучине шевелится и жрёт друг друга. Тюрьма – яма с навесом, и там хорошо. На берегу сидят облезлые грифы и ждут падаль. Из растительности только колючка, это что-то вроде колючей проволоки, но поострей.
     Но если уж в этом аду срочно нужно создать зону строгого режима – пожалуйста, тащи туда РТМ и загоняй народ в прочный корпус. Пароэжекторные холодильные машины рассчитаны на двадцать восемь градусов забортной воды, а при тридцати шести снижают температуру рабочей воды минимум до тридцати. Этого, конечно, крайне мало – вот тебе котёл в аду и приготовлен. Кто нам эту базу подсунул и за сколько?
     Но интернациональный долг выполнять надо? Надо. Нас сюда партия послала, все вокруг коммунисты и комсомольцы, и значит, от ремонта нам не отвертеться. Мы ещё в долгу перед освободившимися и освобождающимися народами Азии и Африки. В конце концов, ведь и домой на Камчатку как-то возвращаться надо, а лодке нужен ремонт.
     Вот и дали нам на него тридцать суток – этакий межпоходовый отдых, совмещённый с работой. Щедрость, конечно, неслыханная, но солнце она не затмила.
     Пока Родина-мать с трудом собирала по Союзу нужные запчасти да детали и загружала их в Грозном на борт Ту-154, начали с малого, что имелось на базе: с протекторной защиты.
     Протекторная защита оберегает стальной корпус лодки от коррозии. За время длительных скитаний по подводным орбитам в чуждой агрессивной среде наши протекторы – а это такие цинковые болванки размером чуть меньше булки хлеба – в надстройке стали похожи на сопли малыша из ясельной группы.
     Механик, сорокалетний латыш, вызывает технического обеспечителя (КГА ГЭУ) в центральный и с прибалтийским акцентом вежливо начинает инструктаж. Вежливо не потому, что латыш, а потому что слаб в специальности. И вообще, протекторная защита корпуса относится к дивизиону живучести, а не движения. Обеспечитель сразу смекнул – что-то не так.
     – А где заявка, накладная, доверенность?
     – Ну, идите, там сделаете как-нибудь... Вы же капитан-лейтенант, всё знаете, всё умеете...
     Комплимент начальства немного снял агрессивность с технического обеспечителя.
     – Сколько выписывать?
     – Ну... возьмите... сколько получится. Главное – чтобы получилось. Понимаете? Мало будет – ещё возьмем, много – за борт...
     Что ж, в логике «папаше» (так за глаза называли нашего механика) не откажешь.
     – Последний вопрос: марка протекторов?
     «Папашка» опускает глаза и нервно пытается ухватить и выдернуть щетинку из бороды. Во где собака зарыта!
     – Ну... сходите, где они там... посмотрите. Я, честно говоря, не помню.
     – Ха! Так там не то что марки, там протекторов нету! Надо спросить третий дивизион. Или поискать описание в секретке.
     – Секретчик занят, печатает отчёт замполиту. Третий дивизион не знает, я спрашивал. А я... не могу я всё упомнить!
     Во, истерику закатил. Ладно, чёрт с тобой, прихвостень замполитовский. Можно подумать, ты её знал когда-нибудь.
     «Папашка» хорошо разбирался только в коэффициентах полярных надбавок, пенсиях, льготах, всевозможных благах и всегда мечтал их делить среди своих подчинённых. «За благами будете в последнюю очередь!» – безжалостно произносил механик, когда все меры убеждения заканчивались. Кто был первым в этой очереди, можно только догадываться, но последнего знали всегда. Этим бравировали и даже гордились, потому что благ особых не было, денежное удовольствие тогда платили день в день, а «папашку» считали малость... того... Он это знал, но не шибко печалился, был преданным слугой партии – ходил под замом, несмотря на равенство в окладах. Должность и звание при нём, а остальное... Остальное уже и ни к чему перед пенсией. Эта мудрость приходит с годами.
     – Что ж, возьму какие будут.
     – Нет, вы ничего не поняли! Я узнавал (по телефону, конечно), там есть двух типов – большие и маленькие, ну поменьше такие. Поняли?
     Ну даёт! Обеспечитель начал заводиться.
     – Так какие? Маленькие, большие или поменьше? – цирк так цирк.
     «Люксы» повысовывались из своих рубок посмотреть на коронный номер механика «за благами в последнюю очередь». Но «папашка» решил обойтись без цирка – видать, и впрямь поджимало. Заговорщически:
     – Знаете, а возьмите и тех, и других, – инструктаж затянулся, прибалтийское терпение кончилось.
     – Сколько?
     – Ну, посмóтрите на месте! Вы же умеете соображать, когда захочете! (Намёк?) Сварщики уже начали срезать старые, а у нас ещё олень не валялся! Идите, и как доставите, мне доложите, мы тут вам не на курорт приехали!
     Ну, твою мать, ещё и доставить. Тут же на всё губернаторство – два осла. Ладно...
     – Ну, есть, понял! Принесу по куску: большой и маленький.
     – Нет! Приваривать надо уже! Понимаете?! Сварщики уже работают! Доставите для сварки. Пусть приваривают, что хотят. Не срывайте нам план ремонта и дальнейшей боевой службы!
     Во куда хватил, малохольный! Секретчик заму отчёт о походе печатает, а ты «поди туда, не знамо куда, принеси то, не знамо что»? Ну... короче, пошёл он, солнцем палимый.
     У нас в Союзе, чтобы на руки накладную получить, надо обойти всю канцелярию: начальника техотдела, инженеров-техобеспечителей, начальника канцелярии... Здесь всех сразу сочетал в себе старшина второй статьи срочной службы, который даже привстал при входе капитан-лейтенанта. Это понравилось и вселило надежды.
     – Сидите, сидите. Я техобеспечитель с такого-то заказа. Курите?
     – Так точно...
     – У меня «Ту-134», угощайтесь.
     Покурили в канцелярской прохладе. Попил холодной воды из-под кондиционера. Накладные готовы: на большие – за воротами в ящиках налево, на маленькие – тоже налево, но дальше, вглубь двора.
     – Хорошо, я пошёл.
     – Тащ, а как будете доставлять?
     Интересный вопрос. По уставу положено машинами базы. Но это заявку за сутки, и чего-то там ещё, и в результате хрен на выходе.
     – Да тут недалеко, метров триста. Наверное, цепочкой-конвейером...
     – Тащ, а вы сходите в автороту, машину возьмите там.
     Во чудеса! А что? Схожу и возьму! Во «папашка» очумеет! С провизионки деликатесов затребую – даром, что ли, машины достаются?
     В автороте вёл себя уже поуверенней, затребовал ни много, ни мало грузовик с автокраном. Вопросов – никаких. Земля вздрогнула, и два КрАЗа – длинномер и автокран – двинулись вслед за сияющим капитан-лейтенантом. Через пять минут два ящика килограммов по триста ехали на пирс в громадном кузове дальномера, следом ревел автокран.
     Плавпирс, где стояли атомоход с плавбазой, покачнулся от тяжести автоколонны. Ещё через пять минут ящики стояли на пирсе и... счастье кончилось. Какой-то поджарый, загорелый капитан второго ранга в хорошо подогнанной «тропичке» метнулся с трапа плавбазы к протекторам. Пригляделся к ним, чуть не понюхал и начал дико озираться по сторонам.
     – Кто и куда ЭТО привёз?!
     Ну вот, принесла тебя нелёгкая... Наверно, «флажок» какой-нибудь. Ну, понятно: не те. Или большие, или маленькие, но какие-то не те.
     – Техобеспечитель с такого-то заказа, капитан-лейтенант такой-то.
     – Кто по специальности?
     Он, наверное, надводник? Написано же вот, на кармане: «КГА ГЭУ».
     – Командир группы автоматики главной энергетической установки дивизиона движения боевой части пять.
     И пальцем – на боевой номер: мол, читай, дятел!
     – Уже капитан-лейтенант – а комдивом что, становиться не собираетесь?
     – Собираюсь... Уже всё ещё собираюсь. Сдал на боевой службе на комдива-раз...
     Вот привязался, сукин сын!
     – Кто посылал?
     – Механик.
     – Инструктировал?
     – Вроде бы... – пожал плечами.
     – Зовите механика.
     – А вы, простите, кем будете?
     – Флагманский по живучести сводной эскадры капитан второго ранга такой-то.
     Понятно... Отыгрывается, зараза. Это весь штаб примчался задачи подтверждать (читай: за продуктами), а мы им тревогу сыграли и вентиляцию остановили, как положено. Выскочили изнутри ни с чем, как ошпаренные.
     Ну, пошёл к механику. Время – к обеду.
     – Ну что, получилось?
     – Ещё как! Привёз два ящика по триста кэгэ...
     – Вот хорошо! А то меня тут «флажок» по живучести достал, все задрать пытался, мол, нет протекторов – сварка стоит...
     – Так он и меня пытался задрать. Ясно, что одни из них не те, а хрен знает, какие. Принесла нелёгкая!..
     – Ничего не сказал?
     – Нет, вас вызывает.
     – Так-так... Ну, ничего, пойдём, разберёмся. Прикрою.
     И топ-топ к «флажку». С прибалтийским акцентом:
     – Командир БЧ-5 капитан второго ранга Пурнис Ивар Хугович. В чём дело?
     – А-а, это вы инструктировали техобеспечителя?
     – Так точно, с полчаса растолковывал!..
     – Ну и посмотрите, что он вам привёз!
     Механик к злополучным протекторам нарочно не поворачивается. Сперва преданно смотрит на «флажка», потом (обречённо разведя руки) – на обеспечителя.
     – Ну, что я могу с ним поделать...
     – Большие – это АМГ к ракетным катерам! А маленькие – ПКО, к бронекатерам...
     Вот те раз... Небеса разверзлись, и гром грянул среди пустыни, и ливень с градом обрушился. То-то они не похожи.
     – ...это последние ящики, а направо – целая груда лодочных протекторов!
     Гром грянул во второй раз. Наверное, лицо у обеспечителя было не очень умное после услышанного, но это ещё не предел. «Папашка» же, сохранив маску обречённости и дар речи, «прикрыл», как и обещал:
     – Да я от него плáчу! Ну как так можно, я ведь вам полчаса втолковывал!.. – и ручонки опустив, бессильно хлопнул по тропическим шортам ниже колен («папашка» ростом был, как Венера Милосская, метр шестьдесят три).
     От такого «прикрытия» лицо техобеспечителя на несколько секунд вовсе потеряло отпечаток всякого интеллекта. А механик пригласил «флажка» отобедать, заверив, что он разберётся, хотя видит Бог, как ему нелегко. «Флажок», естественно, отказался – кому охота обедать в парилке? Подошёл к постепенно приходящему в себя обеспечителю, бережно прикоснулся к плечу и сказал:
     – Пойдём, покажу где.
     Тот улыбнулся виновато, надвинул пилотку тропическую на глаза, чтобы сдержаться от истерического хохота (а то ведь точно за безнадёжного идиота примет) и выдавил из себя:
     – Да понял я, что такое протекторная защита, сейчас машины догоню и всё исправлю...
     – Нет-нет, пойдёмте, – «флажок» был непоколебим.
     Через полчаса всё было в норме. Обеспечитель на всю жизнь запомнил злосчастную марку протекторной защиты, а заодно и урок «протекции» непосредственного начальника.

     * из ненапечатанного сборника "Не потонем!" 
Tags: Николай Курьянчик, гы-гы, подводные лодки, флот
Subscribe

  • Про free archery

    Охота с луком до недавнего времени была запрещена. Ну, вы понимаете почему. Приходишь ты такой в лес, а там из-под каждого куста стрелы летят.…

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…

  • Надо же...

    Закон об оружии ужесточили, а они всё стреляют и стреляют. Я про Пермь, есличо. Может, пора бы уже понять, что дело совсем не в оружейном…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Про free archery

    Охота с луком до недавнего времени была запрещена. Ну, вы понимаете почему. Приходишь ты такой в лес, а там из-под каждого куста стрелы летят.…

  • Ну, тест. И чо?

    увидел не скажу где; дай, думаю, тоже опробуюсь 1. Я не отправляю голосовые сообщения. Иногда отправляю. Но не люблю получать. 2. У меня…

  • Надо же...

    Закон об оружии ужесточили, а они всё стреляют и стреляют. Я про Пермь, есличо. Может, пора бы уже понять, что дело совсем не в оружейном…