Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Мнение Покровского

Александр Покровский в "Новой газете":

     ЩУКА И ФРЕОН

     «8 ноября в 20.30 по местному времени на многоцелевой подводной лодке «Нерпа» (проект 971 «Щука-Б»), вышедшей из базы ЗАТО «Большой Камень» и проходившей ходовые испытания, произошло несанкционированное срабатывание системы пожаротушения с выбросом фреона. Погибли 6 военнослужащих и 14 гражданских лиц. Ещё 22 человека госпитализированы. Всего на борту подлодки находилось 208 человек, из которых 81 – военнослужащие» – вот официальное сообщение.
     Потом пресс-служба ВМФ уточнит: погибли 3 военнослужащих и 17 гражданских.
     Особенностью проекта 971 «Щука-Б» является его более высокая (в сравнении с аналогичными проектами) автоматизация боевых и технических средств. Управление осуществляется из единого центра – с главнокомандного пункта (ГКП). Экипаж – 73 человека.
     То, что на ней во время аварии находилось 208 человек, говорит о том, что на ходовые испытания пошла большая сдаточная команда, а это означает только одно – жуткая теснота, скученность, людям негде спать. Их там на каждом квадратном метре по двое. На ходовые испытания лодка может выйти и на десять суток, и все десять суток придётся не спать.
     А все ходовые испытания проходят именно так, поскольку только на ходовых испытаниях системы и механизмы корабля и проходят настоящую проверку работоспособности. На ходовых испытаниях всегда чего-нибудь да случается, а если не случается, то это великое счастье.
     В СМИ сообщалось, что «возник пожар» и произошла «несанкционированная подача огнегасителя (фреона)».
     Так вот: если пожар и может возникнуть совершенно «неожиданно», то «несанкционированная подача огнегасителя (фреона)» произойти не может – не зря мы упомянули о том, что управление всеми техническими средствами осуществляется на этом проекте из единого центра. Не может просто так пойти в отсеки фреон. Его надо туда подать.
     Я с фреоном проплавал десять лет. Все эти десять лет надо было держать ПДУ (портативное дыхательное устройство, изолирующее органы дыхания от влияния внешней среды) при себе всегда – на обеде, в гальюне, в койке.
     Фреон нельзя подать, «нажав кнопку». Он подаётся при повороте вентиля. Этот вентиль – довольно громоздкая штука. Его случайно повернуть нельзя. У него есть холостой ход, чтоб, случайно за него задев, не подать фреон в отсек.
     Ещё раз отметим: фреон не подается автоматически, потому что в отсеке могут быть люди, не включившиеся в ПДУ.
     Но можно перепутать и подать фреон не в тот отсек. Такое бывало. Рабочие при сдаче корабля путали маркировку, и тогда при пожаре, повернув вентиль, подводники подавали фреон туда, где его меньше всего ожидали. Вот тогда и травился народ.
     И ещё о фреоне. Применяется он только при объёмных пожарах в отсеках подводных лодок. Перед применением, повторюсь, все люди в отсеке должны быть включены в изолирующие средства защиты органов дыхания. Иначе – смерть от удушья.
     Кроме того, после подачи в отсек фреона выходят из строя все электрические щиты и электронные схемы. То есть отсек после применения фреона перестает функционировать. Так что на деле применять фреон при пожаре подводники не любят.
     Теперь вернёмся к сдаточной команде. Лодка выходит на ходовые испытания, и это означает, что она не принята ВМФ. Сдаточная команда под контролем подводников проверяет работу каждого механизма и системы. Сдаточная команда – это представители промышленности, контрагенты, рабочие завода. Они могут быть очень хорошими специалистами в своей области, но в вопросах борьбы за живучесть подводной лодки они не специалисты. Недаром от фреона в этом случае их погибло 17, а военнослужащих – трое. Они просто не понимают, почему надо всё время носить с собой средства защиты органов дыхания.
     Так что сдаточная команда – это что-то. Рабочие просто неуправляемы. Только и гляди, чтоб они чего-нибудь не сделали. А когда их больше сотни?
     Обычно наш старпом, если на корабле появлялись рабочие, рядом с каждым из них ставил подводника – с тем, чтоб он ходил за рабочим, как тень, и всегда видел, что тот делает, потому что разводные ключи, забытые в электрощитах – это обычное дело. А такой ключ является источником короткого замыкания в щите и скоротечного пожара. Чуть качнуло – и забытый ключ уже чего-то замкнул.
     Из 208 человек только 81 подводник.
     81 умножаем на 2 – это 162. То есть 46 человек из сдаточной команды ходили по кораблю без сопровождения.

***

     …Это невозможно. В стране надо объявлять траур, а по телевизору – все пляшут и поют, а если и появляется кто-нибудь, то рассуждает он о том, что «реактор в норме» и «остальные механизмы работают нормально».
     Да не нормально у вас. Не нормально, когда люди для железа, а не железо для людей.
     Почему на подводных лодках – современных и суперсовременных – до сих пор в системе объёмного пожаротушения применяется фреон? Почему? Потому что существует «фреоновое» лобби?
     Давно, ещё в самом начале девяностых годов прошлого века, на флоте проводились испытания систем пожаротушения. Цель – с началом пожара быстро снизить содержание кислорода в отсеке с 21% до 12%, при которых горение прекращается почти мгновенно. Испытывалось: распыление специальных аэрозолей, выжигание кислорода с помощью специальных устройств и – самое простое – снижение процентного содержания кислорода повышением давления. При этом давление повышалось всего на 0,5 атмосферы избыточно путём подачи в отсек сжатого азота из специальных баллонов. Азот заполняет отсек, концентрация кислорода падает до 12%, и пожар прекращается, как по мановению волшебной палочки, сразу.
     И всё-таки – как эта ситуация влияет на людей? Не будет ли у них кислородного голодания? Выдержат ли они избыточное давление в 0,5 атмосферы?
     И это проверялось – выдерживают люди. Выдерживают они избыточное давление в 0,5 атмосферы и снижение процентного содержания кислорода до 12%. Не случается у них при этом кислородного голодания.
     И что же теперь? Почему через 15 лет на современной подводной лодке у нас всё ещё подаётся в отсеки фреон?
     Всё очень просто. В 90-е годы испытания проводились, но до конца тогда дело не довели – деньги кончились. Вот и остался на лодках фреон.
     А пока у нас так. Сделают суперсовременную подводную лодку, но что-то на ней всё равно оставят из прошлого века. Это как каменные топоры пещерного человека.
     Что-то у нас очень хорошее, современное, новое, но рядом обязательно будет лежать каменный топор… Как мина замедленного действия.

     P.S. Сейчас же говорят о том, что поскольку эта лодка автомат, то и подача фреона произошла автоматически. Произошёл сбой в системе управления. Если это так, то я поздравляю наших конструкторов с этим невероятным достижением.
     Да, лодка может быть автоматом, и фреон может подаваться в помещение автоматически. Но он должен автоматически подаваться в нежилое помещение. В этом помещении гарантированно не может находиться человек. А если он там находится, то это помещение автоматически становится жилым, и тогда подача такой штуки, как фреон, должна осуществляться вручную.
     То есть конструктивно должна быть предусмотрена блокировка, исключающая автоматическую подачу фреона в помещение в случае нахождения в помещении людей. Если это не сделано, то жертвы будут. Фреон можно подавать в помещение только тогда, когда там все уже включились в индивидуальные средства защиты органов дыхания. Фреон – это смерть от удушья.
     Подводные лодки не должны строиться по десять и более лет. За это время техника уходит вперёд, и такая лодка уже старая, ещё не начав своего движения. Через десять лет, ходила лодка в море или стояла в заводе, оборудование надо менять. Это срок среднего ремонта.
     Кроме того, за десять лет меняются задачи, потому что мир меняется. Нельзя сделать оружие просто так. Оружие делается под задачу, под стратегию и тактику. За 10 лет всё меняется. Друзья перестают быть друзьями, враги врагами. Например, если в 1941 году фашистская Германия была врагом США, то в 1951 году она уже не была врагом.
     Чем эта ситуация, на мой взгляд, опасна? Представьте себе, что вы строите атомную ракетную подводную лодку, несущую на себе ракеты с ядерными боеголовками. И строите вы такую лодку 10 лет, а через 10 лет случается так, что у вас нет противника.
     И что же получается? Построив такую лодку, вы начнёте себе искать противника. То есть не тактика под оружие, а наличие оружия начнёт изменять вашу тактику.

     UPD. Согласен ли я с мнением Александра Михалыча? Согласен. А хули толку-то...
Tags: злое, подводные лодки, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments