Юрий РОСС (filibuster60) wrote,
Юрий РОСС
filibuster60

Categories:

Тот самый остров. 13 / dreizehn

    DREIZEHN
       24/IX-1944
       Это ужасный день. Страшный. Не знаю даже, как описать. Руки дрожат.
       Капитан назначил выход в море на полдень. Для меня же всё началось с того, что после завтрака я улегся под своим любимым кустом записать то, что было вчера. И едва закончил и пошёл к лодке, как увидел следующее.
       На пирсе собралась большая часть экипажа с офицерами, я не заметил только капитана и  инженер-механика. Люди стояли между лодкой и как всегда пьяным комендантом острова. В правой руке у штурмбаннфюрера был автомат с откинутым прикладом, в левой – автоматный магазин. За его спиной стояли ещё три эсэсманна, тоже с автоматами. Дитц тряс красным лицом, брызгал слюной и орал:
       – Измена!!! Предательство!!! Именем фюрера!!! Разойтись!

    Он, как выяснилось, рвался к капитану. Часовой же, имея строгие инструкции насчёт доступа на лодку посторонних, не пускал. Дитц отпихнул было его в сторону и двинулся к трапу, но наткнулся на молчаливое противостояние экипажа, который, не сговариваясь, перекрыл проход на палубу. Рассвирепевший комендант начал прокладывать себе дорогу стволом автомата, тыча им прямо в людей, но у него ничего не вышло. Это был открытый акт неповиновения офицеру, притом офицеру СС, но, повторяю, комендант был кривой, как саксофон, а во-вторых, дело происходило не на площади в Мюнхене, а на далёком острове в океане. В-третьих, мы – экипаж подводной лодки. Поэтому вся команда дружно обступила часового и заняла трап – единственный путь на палубу. В этот момент на остатках мостика появился Змей. Он быстро спустился на палубу и сошёл на пирс – команда тут же расступилась.
       – В чём дело, штурмбаннфюрер? – спросил капитан, как мог дружелюбно.
       – Этот ваш идиот доктор!!! Он заперся в бункере! Один! Он снял коды!!! Дверь не открывается!!! А я знаю! Вы с ним... вчера... вы! О чём вы с ним вчера шептались?! Британские шпионы! Чёрт подери! Единственный еврей на острове, и тот шпион! А я когда ещё предупреждал!..
       – Штурмбаннфюрер, вчера я не виделся с вашим доктором. И вообще! Вам не кажется, что вы забываетесь?! – капитан повысил голос, но эта попытка была ничем по сравнению с истеричными воплями коменданта. Пробковый шлем упал с головы Дитца, обнажив мокрую от пота лысину, но он не заметил и даже мимоходом пнул его ботинком.
       – Разойдись!!! А ну, в сторону!!! – продолжал вопить комендант.
       При этом он покачивался. Казалось, что голова его вот-вот лопнет, такая она была красная, а выпученные глаза были готовы выскочить из орбит.
       – Разойдись, я сказал! Освободить проход к лодке! Капитан! Мы уходим в море! В Бразилию! Доложить рейхсфюреру! Арестовать их всех! Повесить! Расстрелять!!! Шпионы! Неподчинение офицеру СС?!
       И с этими словами он начал вставлять магазин в автомат. Руки не слушались, однако он всё же сумел это сделать. Видя действия своего начальника, эсэсманны изготовили автоматы; он оттянул затвор – и они тоже… Наш часовой – а это был Эрих Райманн – также был вооружён автоматом, но он был отгорожен от распоясавшегося (а точнее – свихнувшегося) эсэсовца живой стеной членов экипажа, и прежде всего – капитаном. К тому же, никто и предположить не мог, что произойдёт дальше.
      Дитц отшагнул назад, повёл стволом и полоснул короткой очередью в сторону капитана. В тот же миг первый помощник Фогель стремглав бросился к нему, поднырнув под ствол, ударил по руке и ловким движением отобрал автомат. Опешившие эсэсманны запоздали со стрельбой, но один из них всё же успел сделать три или четыре выстрела по Фогелю, попав также и в коменданта базы. Над всем этим прозвучали длинная очередь в воздух, выпущенная нашим часовым, и громовой голос Змея:
       – Отставить!!! Не стрелять!!!
       На несколько секунд наступила почти полная тишина. Её нарушили только звуки падения четырёх тел – Фогеля, Герхарда, маата Тробиша и коменданта. Вальтер Махемель, перехватив автомат часового, дал очередь по эсэсманнам. Автоматчики в песочных шортах и рубашках повалились на землю.
       – Не стрелять!!! – изо всех сил заорал капитан, но было поздно.
       Все бросились к упавшим, и только кок Риддер, сообразив, кинулся к лодке – как он потом сам сказал, за бинтами. Но не успел он даже прыгнуть на палубу, как остановился и замер, а потом отчаянно крикнул:
       – Лодка горит!!!
       Все обернулись и увидели, что из рубки, а также из открытого носового торпедопогрузочного люка ползёт сизый дым. На какое-то время все растерялись, и первым опомнился Змей. Я плохо помню последовательность дальнейших событий – всё просто смешалось. Лодка действительно горела. Дривер оставался внутри неё; с ним, кажется, был ещё кто-то, и что там произошло, никто не знает до сих пор. Тушить пожар было решительно нечем – воды полная бухта, но ни вёдер, ни помп со шлангами на берегу не было; дыхательные аппараты, конечно, находились в лодке. Кто-то кинулся к рубке, за ним ещё двое, остальные оставались на месте, потому что понимали, что ничего не смогут сделать. Все отдавали себе отчёт, что самое страшное будет, когда рванут аккумуляторы, торпеды и артиллерийский боезапас. А заодно и топливо в цистернах. Но стояли, как вкопанные, и я в том числе.
      Инквизитор замотал лицо мокрой тряпкой, прыгнул на палубу и нырнул в носовой торпедопогрузочный люк, ещё кто-то в кормовой, кто-то полез на рубку… Капитан крикнул: «Роге! Назад, к раненым!», однако тот уже скрылся внутри. За ними бросилось ещё несколько человек, и даже сам капитан рванулся было к лодке, но повернулся к лежащим телам.
      Дитц получил пулю в шею и корчился в агонии; ещё один эсэсманн лежал с продырявленной грудью и не дышал. Фогель был ранен в живот, но, тем не менее, он пытался встать. Тробиш был убит прямо в сердце. Два эсэсманна полулежали на досках пирса, зажимая льющуюся кровь. И хуже всего – был застрелен наповал второй помощник Герхард Финцш… Он лежал на пирсе лицом вверх, раскинув руки и уставившись в небо остекленевшим взглядом голубых глаз. Единственная аккуратная дырочка была у него во лбу над левым глазом, а под затылком растеклась тёмно-красная лужица. Он успел заслонить капитана от пули, выпущенной Дитцем.
       – Герхард, Герхард... – наклонившись, тихо прошептал, почти простонал Змей и закрыл ему глаза; в ту же секунду он распрямился и заорал: – Немедленно все с пирса! К ангару! Несите раненого!
       Часть экипажа, в том числе капитан и я, осталась на пирсе возле лодки. На Змея было страшно смотреть. Он смотрел на свой корабль, сжав кулаки и стиснув зубы, словно испытывал невыносимую боль, правая щека нервно подёргивалась. Мы услышали, как свистит и шипит воздух, выходя из клапанов вентиляции балластных цистерн – кто-то открыл их, и лодка начала понемногу  проседать в воде. Едва Фогеля оттащили подальше, как из камбузного люка, весь в саже, вылез Эрвин Штанцель. Обессиленный, он лёг на палубу лодки ничком, неуклюже подвернув руки. Мальчик-с-пальчик бросился к нему, но было уже поздно – Эрвин умер. За ним из люка показался такой же чумазый Вернер Кох, это он вытолкал Эрвина наверх, затем отплёвывающийся Инквизитор. С трудом перебравшись на пирс, Вернер слабеющим голосом доложил капитану: лодку обесточили, тушили пожар всем, что подвернулось под руки, но победить огонь не удалось. Опасаясь взрыва, тут же приняли решение притопить лодку. Кроме клапанов вентиляции, они открыли кингстоны средней группы и трюмные, чтобы «Золотая рыбка» села килём на грунт. Вода пошла в трюм, она успеет затопить отсеки, так что взрыва снарядов, батарей, торпед и топлива, похоже, не будет... Сообщив это, Вернер потерял сознание, ноги подкосились, и он упал бы, если б его не подхватили на руки.
       Ещё двое бросились на палубу, но тут из люков чуть ли не клубами повалил чёрный дым. Еле успели вынесли наверх погибших – инженер-механика Дривера и старшего рулевого Циммерманна, у них обоих были сильно обожжены руки и лица. Похоже, что они задохнулись и обгорели уже потом. Их положили около ангара и прикрыли брезентом. Теперь внутри лодки не было никого…
       – Лейтенант-инженер всегда хотел, чтобы его похоронили в море, – с трудом проговорил перемазанный копотью обер-машинист Якоб, кашляя и комкая пилотку.
       – Циммерманн тоже, – угрюмо добавил кто-то сзади.
       – Что ж… – тяжело вздохнул фон Рёйдлих, надевая фуражку, – значит, так тому и быть. Пока же займемся лодкой… и этими.
       К нему подвели раненых эсэсманнов, они были уже без автоматов. Капитан внимательно посмотрел на них и жёстко скомандовал:
     – Заткнуть свои дырки, чем хотите, и бегом марш к себе в бункер или куда там ещё! Лейтенанту… вернее, унтерштурмфюреру вашему сию минуту прибыть ко мне, и без фокусов. На будущее же... – Змей тоскливо вздохнул и процедил с досадой: – А-а… ну вас к чёрту. Пошли вон оба!!!
       Скорее всего, пожар начался в дизельном отделении, после чего перекинулся на кубрик и пошёл дальше в нос. А может, и наоборот... Моя радиорубка и «каюта» капитана, как рассказал Инквизитор, выгорели полностью. Похоже, мой дневник будет единственным докумен [фраза не закончена]
       Лодка прочно села на грунт, слегка накренившись на левый борт, с сильным дифферентом на корму. Глубины у пирса очень маленькие, чуть больше осадки «Золотой рыбки», но она погрузилась чуть ли не по верхнюю палубу, а корма почти вся в воде. Лёгкий серый дым ещё сочился из верхнего рубочного люка, но это был уже не пожар. Чёрная от сажи и масла вода с плавающими кусками обгорелой пробки сейчас стоит чуть ниже горловины носового торпедопогрузочного люка. Это всё, это конец. Нашего корабля больше нет. Даже если нырнуть и закрыть все кингстоны и клапана, воду придётся вычерпывать вёдрами – если мы их найдём – сколько это займёт времени и сил? Морская вода успеет убить все механизмы. Без аккумуляторов лодка вообще мертва, электромоторы и генераторы тоже не восстановить; а чего будет стоить перебрать дизеля? И где взять соляр? Нет. Это бесполезно. Сердце сжимается от боли, но на «Золотой рыбке» в условиях этого заброшенного острова можно смело ставить крест…
      Что же там произошло? Гадаем всем экипажем. Предположения самые разные, но бесспорно одно: лейтенант Дривер в случившемся не мог быть виноват. Определённо, не мог! Не такой он был человек, а ещё он отлично знал своё дело. Он был лодке один, опять что-то ремонтировал. Наверно, где-то проскочила искра… что-то замкнуло, вспыхнуло, он принялся гасить пламя, доложить наверх не успел… Всем известно, что бывает ещё и не так. Циммерманн смело бросился на помощь одним из первых – и погиб героем. Потом Штанцель… С другой стороны, почему оказались открытыми сразу все люки и двери – и наружные, и переборочные? За такое положено под трибунал! Но кого? Дривера? Фогеля? Капитана? Или всю команду сразу? На подводной лодке за ошибку одного всегда платят все вместе…
       К пирсу прибыл Ганс с десятком угрюмых эсэсовцев. Кроме двух легко раненых, все они были с оружием, но вели себя смирно и стояли в стороне. Ганс о чём-то переговорил с капитаном, а в конце громко сказал: «Яволь, герр корветтен-капитан!»
       После обеда эсэсманны закопали Дитца и автоматчика Вилли Шверина за ангаром. Герхарда Финцша, Эрвина Штанцеля и Гюнтера Тробиша мы похоронили возле леса, на краю площадки. Гейнца Дривера и Райнхольда Циммерманна, завёрнутых в куски брезента, вывезли на шлюпке в бухту, и после короткой погребальной речи капитана их тела предали пучине. На берегу дали прощальный салют из автоматов.
      Вот прямо сейчас два матроса делают кресты на могилы, а третий выцарапывает надписи на дюралюминиевых табличках – пытается сделать подобие гравировки.
       Больше не хочу сегодня ничего писать. Не могу.


читать дальше
Tags: Тот самый остров, остров Сокровищ, паруса, пираты, подводные лодки, проза
Subscribe

  • Два сапога пара.

    Познер: "Подавляющее большинство наших зрителей не знает, кто такой Маринеско..."* * Не иначе, по себе судит - ибо не возразил по…

  • Про uboat.net

    Странно сайт работает. Вот уже примерно года два или три - с 13.00 по 14.00 (плюс-минус минутки) по камчатскому времени, т.е. с 01.00 по 02.00…

  • Парус! Зашили парус!..

    Прикольная ирландская песенка (вообще люблю ирландский фолк). В каментах к видео там пару раз уверяют, что это такой алкотест. Ну... может быть.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments